Одно из наиболее известных масленичных состязаний в России.

Содержание:
1. Строительство
2. Действие
3. Символика
4. Источники и литература

 

В Европейской части России эта игра не была особо известна (во время масленицы она организовывалась лишь в отдельных губерниях – Симбирской, Пензенской, Тульской), зато широкое распространение она получила за Уралом, став своего рода визитной карточкой сибирских гуляний. Не случайно происхождение самого этого обычая нередко связывалось с событиями сибирской истории и объяснялось его бытование воспоминаниями о «боях (казаков) за стенами острожков с осаждавшими их инородцами».

Первое описание «взятия городка» относится к 1735 году. Немец Иоганн Георг Гмелин, путешествуя по Сибири, оставил такую заметку об этой забаве, происходившей в селе Торгашино: «Когда наступил вечер, служилые в последний день Масленицы устроили потешный бой. На поле были сооружены из снегу 2 стены и соединены сверху перекладиной тоже из снега. Эта постройка должна была изображать крепость. Вокруг неё несколько служилых встали с длинными дубинами, а другие служилые должны были брать крепость верхом. Нельзя описать, в каком беспорядке всё это происходило. Никогда не подъезжало к крепости больше 2-3 всадников, большей же частью только один. Это происходило на полном скаку». Также Гмелин отмечает настоящую, а не шуточную ярость штурмующих крепость всадников. Получив немало серьезных ударов и не достигнув положительного результата в штурме, они готовы были закончить «потеху» уже нешуточным сражением: «…всё время их так встречали дубинками, что даже двое из них упали с лошадей и были здорово побиты. Всадники пришли в большую ярость от того, что не могли взять крепость, и хотели пустить в гарнизон стрелы, но воевода не позволил этого, и крепость осталась в обладании прежних хозяев».

Свои воспоминания о масленичном состязании оставил В.Я. Шишков в книге «Угрюм-река», зрительный же образ этой игры закрепила известная картина В.И. Сурикова.

[К содержанию]

Строительство

Традиция строительства крепостей или городков из утрамбованного снега известна с начала ХVIII в. Первоначально это развлечение было характерно только для служилого населения, но позже их примеру стали следовать и сельские жители. Городки возводили на открытых и доступных местах – льду рек и озер, на площадях в крупных селах и городах. В этом процессе принимали непосредственное участие, как сами жители, преимущественно молодые мужчины и парни, так и городские власти.

Конструкция городков имела два варианта: их делали из снега или из дерева.

Снежные городки складывались из больших ледяных или снежных глыб и имели в плане овальную форму. Законченную конструкцию превращали в единый монолит, обливая ее водой до смерзания. Поверх ледяных стен наращивали крышу. С одной стороны в стене крепости вырезали два столба и укладывали на них ледяную дугообразную арку. На высокие ворота, в которые мог проехать верховой всадник, устанавливали ледяные пешие или конные фигуры людей, часто одетых в стилизованных костюмах эпохи Екатерины II, объемные изображения зверей и птиц. Например, в Минусинске на ворота ставились из снега разные фигуры животных и людей, особенно часто на воротах красовался петух. В селе Новоселово «на верху ворот ставили фигуры казака, петуха, бутылки и рюмки». В Каратузе городок украшала небольшая фигура лошади «из снега с таким же всадником». Ворота и арку с лицевой стороны украшали резьбой по снегу или льду, которую выкладывали для выразительности кусочками древесного угля. Иногда на ворота примораживали тушки мертвых кошек, собак, куриц и других птиц и пр. В центре крепости, сразу за воротами, вырубали большую открытую полынью.

Другой тип крепостей – деревянные городки, строили с учетом правил фортификации. Первоначально закладывали их основание из массивных колонн, соединенных арками. Оно имело четырехугольную форму и выполнялось из утрамбованного и покрытого толстой ледяной коркой, после многократного поливания на морозе водой, снега. Поверх арок настилали широкий помост из деревянных плах, а в углах крепости вкапывали высокие, обернутые соломой деревянные столбы. Валы укрепления украшали ледяными скульптурами.

[К содержанию]

Действие

Игра, получившая название «взятие снежного городка», происходила в последний день Масленицы и начиналась перед заходом солнца. В село или город, где был сооружен городок, с самого утра собирались разодетые в свои лучшие одежды жители всех близлежащих окрестностей на праздничных выездах. Участники игры разбивались на две группы: «обороняющих» и «наступающих», «осаждавших» и «осаждающих», «конницу» и «пехоту».

Защищали крепость пешие парни и молодые мужчины. Они размещались внутри сооружения и держали в руках ружья с холостыми патронами, метлы, колья, еловые ветки и другое подходящие для отражения ударов штурмующих оружие. Другая группа нападающих, под предводительством «генерала», состояла из конных всадников и пехотинцев.

В назначенное время в лодке или челноке, запряженных парой или тройкой лошадей, появлялся руководитель праздника – «царь», одетый в корону из цветной или золоченой бумаги или колпак и рваную одежду. Лицо его должно было быть обязательно вымазано сажей до неузнаваемости. Царя сопровождала свита придворных, стрельцы, гребцы и пр. Все они сидели в своих санях на стульях за столом с водкой. Ожидающая толпа собравшихся возле ледяных стен зрителей встречала прибывших громкими подбадривающими криками. Царь дожидался пока они стихали и произносил «приветственную торжественную речь», сопровождая ее разного рода фривольными шутками и кривлянием. Участники сопровождавшей его процессии при этом активно поддерживали своего «владыку», совершая телодвижения, имитирующие поведение человека при мытье в бане. После окончания приветствия раздавался сигнал трубы одного из генералов свиты, призывавший к штурму. Нападающая группа устремлялась к городку.

На роль «царя» приглашался один из «наиболее разбитных и красноречивых жителей местного края», в обязанности которого помимо прочего "входило произносить пред зрителями речь и притом «в костюме Адама».

В ряде случаев наблюдалось смешение обычаев взятия крепости и проводов самой Масленицы, роль которой исполнял ряженый крестьян: «в прежнее временя» крестьянин читал около снежного городка «какое-то сказание… в котором о Масленице говорилось как о существе обжорливом, истребившем много блинов, масла, рыбы» и пр.

Нередко для исполнения главной роли в обряде масленицы приглашали самого опытного и знающего крестьянина, находчивого и остроумного, – «хорошего знахаря… посказителя и певца народных песен и стихов».

После зачина конные всадники начинали скакать аллюром с деревянными кольями на перевес, стараясь запугать обороняющихся громкими криками и топотом лошадиных копыт. Пехота в это же время пыталась взобраться по обледенелым стенам на верх при помощи крючьев, веревок и собственной ловкости. Защитники городка оказывали нападающим яростное сопротивление: отбивались палками, нагайками, палили из холостых стволов, хлестали штурмующих стены колючими ветками, сбрасывали на их головы глыбы снега и льда, лили ледяную воду.

Главной задачей штурмующих было надломить крепостные ворота. После многочисленных неудачных попыток это им наконец удавалось и самый ловкий из наступающих врывался внутрь городка. Здесь его уже ждала засада противника. которая смельчака с радостными воплями окунали в ледяную полынью, не давая ему некоторое время из нее выбраться. После этого победителя валяли в снегу, натирали ему снегом лицо, засовывали снег за ворот и за пазуху рубашки. В это время остальные нападающие и все зрители набрасывались на укрепление и разрушали его окончательно. После того, как от крепости оставались одни обломки льда и замерзшего снега игра считалась законченной. Через некоторое время, немного остыв от сражения, победители и побежденные отправлялись вместе в деревню, где и завершали праздник совместным возлиянием и весельем. При этом выпивка и закуска покупалась ими в складчину.

В начале XX века игра приобретает всё более зрелищный характер, учитывающий присутствие зрителей. Так, например, в Минусинске устроители зрелища вводят музыкальное сопровождение: «Во время взятия городка играла музыка (гармоники и скрипки)».

Постепенно зрители становятся активными участниками действа, и участие это носило ярко выраженный экономический характер. Это проявлялось в сборе денег на пир для участников игры. В частности это происходило в Ладейке и Новоселово. В Новоселово деньги жертвовали представители купечества: "Прежде чем начинать бой, собирали откуп. Часто местное купечество заранее покупало бочонок вина, который и отдавался устроителям. А иногда на собранные деньги всей компанией шли в кабачок, после «взятия городка».

В настоящее время взятие снежного городка – одна из наиболее популярных масленичных игр, устраиваемых во время Масленицы и других зимних праздников во многих городах страны.

[К содержанию]

Символика

Народное традиционное развлечение, названное «взятие снежного городка» появилось в виде ритуального действия в масленичной обрядности сравнительно поздно и вероятно, не имело под собой видимой архаической основы. Однако, определенные рудименты языческих обрядов и ритуалов можно обнаружить и в этой игре. Так, например, по мнению М.М. Громыко намораживание падали на стены снежных городков могло быть связано со следами былых жертвоприношений. Сами же соревнования, во время которых молодые мужчины получали возможность продемонстрировать свою силу, здоровье, сноровку, необходимые не только для трудовых и ратных подвигов, но и для успешного продолжения рода, позволяет согласиться с Б.В. Горбуновым в том, что подобные мероприятия могли играть роль «элементов инициации».

[К содержанию]

 

Источники и литература:


«Взятие снежного городка» на сайте Русского этнографического музея;

Любимова Г.В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX – начало ХХ века. Новосибирск, 2004;

Масленица в Красноярске;

Снегирев И.М. Русские простонародные праздники и суеверные обряды. М., 1837. Вып. 2;

Терещенко А. Быт русского народа. Ч. VI, VII. М., 1999;

Тульцева Л.А. Календарные праздники и обряды // Русские / Отв. ред. В.А. Александров, И.В. Власова, Н.С. Полищук. М., 1999;

Шишков В.Я. Угрюм-река.