Вход Господень в Иерусалим, Неделя ваий (ветвей), Неделя цветоносная, Пальмовое воскресенье, Вербное воскресенье (лат. Dominica in Palmis de passione Domini) — праздник христианского календаря, отмечаемый православными, католиками и многими протестантами.

 

Содержание:
1. История
2. Вход Господень в Иерусалим в католической традиции
3. Празднование в различных странах
3.1. «День олив» в Италии
3.2. «Цветущая Пасха» во Франции
3.3. Пальмовое воскресенье в Испании
3.4. Вход Господень в Иерусалим в Нидерландах и Бельгии
3.5. Palmsunday в Англии
3.6. Вербное воскресенье в Скандинавии
3.7. Пальмовое воскресенье в Германии и Австрии
3.8. Palmowa Niedziela в Польше
3.9. Лазарева суббота и Вербное воскресенье у балканских народов
3.10. Цветочное воскресенье в Румынии и Албании
3.11. Неделя вайя в Греции
4. Вход Господень в Иерусалим в России
4.1. Церковное празднование
4.2. Народные традиции
4.3. «Шествие на осляти»
4.4. Праздник в конце XIX — ХХ вв.
5. Источники и литература

 

История

В последнее воскресенье перед Пасхой отмечается праздник Вход Господень в Иерусалим. В его основе лежит евангельское повествование о том, как Иисус Христос перед своей мученической кончиной и воскресением прибыл в Иерусалим, где народ приветствовал его, бросая перед ним на дорогу пальмовые ветви. Это событие описано всеми евангелистами: Матфеем, Марком, ЛукойИоанном.

У евреев был древний обычай: цари и воины-победители въезжали Иерусалим на конях или ослах, и народ торжественными криками, с пальмовыми ветвями в руках встречал их. Исполняя пророчества Ветхого Завета, Христос именно таким торжественным образом въезжал в Иерусалим, но не как царь земной или победитель в войне, а как Царь, Царство которого не от мира сего, как Победитель греха и смерти. Это прославление Христа перед Его смертью Церковь вспоминает для показания, что страдания Спасителя были вольными. В этот день церковь призывает верующих «открыть сердца для принятия Иисуса Христа», как некогда это сделали жители Иерусалима.

Характерным элементом праздника является торжественная процессия с пальмовыми ветвями, которая совершается в храмах во время богослужения. С обычаем освящать в этот день пальмовые ветви связано и другое название праздника — «Неделя ваий» (ветвей) или «Неделя цветоносная». Первое упоминание о празднике встречается в сочинениях св. Мефодия Патарского (III в.), составившего поучение о порядке его празднования.

[К содержанию]

 

Вход Господень в Иерусалим в католической традиции


Перед началом службы традиционно проводится шествие вокруг храма или в самом храме. Участники хода держат в руках ветви (в южных странах — пальмовые, в северных — вербные или другие) и зажжённые свечи. Во время шествия поются праздничные антифоны и гимн Христу-Царю. Процессия символически представляет собой людей, вышедших навстречу Спасителю во время Входа Господня в Иерусалим. Чинопоследование мессы этого дня включает в себя чтение Страстей Господних, которые читаются кроме этого дня только в Великую Пятницу. Освящённые на богослужении ветви хранятся в домах верующих до следующего Великого поста.

[К содержанию]

Празднование в различных странах

 

В различных странах празднование Входа Господня в Иерусалим наделялось своим собственным неповторимым содержанием, в котором причудливо переплетались христианские и языческие компоненты.

[К содержанию]

 

«День олив» в Италии


В Италии шестое воскресенье поста официально называется «Пальмовым воскресеньем» (domenica delle palme). В народе этот день, однако, чаще называют «днем олив» (giorno delle ulive). Объясняется это той большой ролью, которую ветки оливы играют в обрядности этого дня. Уже в древнем Риме ветки оливкового дерева служили амулетами, помогая от многих бед и опасностей. Такое представление о магической силе оливковых веток сохраняется в Италии (как и в других странах Средиземноморья) до наших дней. Как и в древности, они сейчас служат для защиты от дурного влияния и прежде всего от дурного глаза. В Калабрии тот, кто чувствует, что подвергся сглазу, сжигает веточку оливы и считает себя вне опасности. В Неаполе новорожденным на шею вешают мешочек, в который кладут три камешка с морского побережья, три кристаллика соли, три монетки и три кусочка оливковой ветки, освященной во время праздника Входа Господня в Иерусалим. Этот мешочек тоже служит против дурного глаза. В других местах Италии известен также обычай касаться или слегка ударять ветками оливы друзей и знакомых. Некоторые этнографы считают, что это символический знак приобщения человека к весеннему возрождению природы.

После освящения в церкви принято дарить ветки оливы друзьям и знакомым в знак дружбы и любви. Вручают их и тем, с кем были в ссоре, а теперь хотят помириться, потому что ветвь оливы считается также знаком мира и милосердия. Во многих местах эти ветки даже называют la pace (мир). В «пальмовое воскресенье» итальянцы прикрепляют ветки оливы к домам, вагонам, повозкам и лодкам.

С течением времени слово palme стало в Италии обозначать те традиционные подарки, которыми обмениваются после праздника. Крестьяне обычно дарят друг другу «пальмы», состоящие из апельсинов и лимонов.

В некоторых областях страны ветками оливы пользуются для гадания. Так, в Абруццо в «пальмовое воскресенье» после полудня крестьяне собираются около очага, срывают по одному листку с оливковой ветки и кладут их на горящие угли. Если лит двигается и трещит, человек, положивший его, проживет еще долго. В противном случае его ждет скорая смерть.

В этот день принято также делать прогнозы погоды. В каждой области существуют свои приметы. В Абруцци считают, например, что можно ждать урожайного года, если в первой половине дня светит солнце. В других областях по погоде на «пальмовое воскресенье» угадывают погоду на Пасху. Пословицы говорят:

Quando si bagnano le palme,
Si bagnano anche l'ova.

Когда мокнут пальмы,
Мокнут также и яйца.

Или же наоборот:

Se non piove sull'ulivo,
Piove sull'ova

Если не идет дождь на оливу,
Оно идет на яйца.

Этими пословицами хотят сказать, что погода в день, когда благословляют ветви оливы, определяют погоду дня, когда в церкви освящают яйца, то есть на Пасху.

Благословленные в церкви ветви оливы итальянцы бережно хранят, прикрепляют их за какой-нибудь картиной, у изголовья постели или у распятья. Впоследствии в случае непогоды достают их и сжигают на пороге дома или на одном из окон. Ветви оливы выносят также на поля, иногда против непогоды, иногда против вредителей полей.

[К содержанию]

 

«Цветущая Пасха» во Франции


Первый праздник пасхального цикла – вербное, или пальмовое воскресенье (Dimanche des Rameaux), предшествующее пасхальному. Во многих областях Франции этот праздник называется также «цветущая пасха», в Пикардии «пасха с самшитом», в Провансе – «воскресенье осанны» (Dimanche d'Hosanna). В этот день во Франции принято освящать зеленые или цветущие ветви самшита, пальмы, розмарина, лавра. Освященные веточки прикрепляют дома к изголовью кровати, возле камина, в стойлах, во время грозы или болезни их используют в качестве кропила. В Бретани празднование пальмового воскресенья тесно связано с культом умерших. В отдельных местностях Бретани традиционное освящение веточек самшита происходит на кладбище или у монументов погибшим в двух войнах. После мессы каждый направляет к семейным могилам, чтобы положить там освященную веточку самшита.

В недалеком прошлом крестьяне втыкали освященные веточки, связанные иногда в виде креста, на поля в надежде предотвратить любое бедствие и заручиться хорошим урожаем. В настоящее время, особенно после второй мировой войны, этот обычай исчез, но отдельные семьи продолжают его придерживаться.

Во Франции можно выделить несколько крупных областей, где принято было освящать не маленькие веточки и стебельки, а большие ветви или даже маленькие деревца, увешанные лентами, бумажными игрушками, яблоками, другими фруктами, сладостями, предназначенными детям. В Провансе крестные обычно дарили своим крестникам такие ветви. Обычай декорировать пальмовые ветви был принят в некоторых местах средиземноморской области.

Процессии с освященными ветвями почти не совершаются с начала ХХ в.

[К содержанию]

 

Пальмовое воскресенье в Испании


Первый день страстной, или святой недели – пальмовое воскресенье (Domingo de Ramos). В этот день все стремятся освятить в церкви ветку пальмы, оливы или лавра. В Каталонии в этот день с утра открываются специальные «веточные рынки» (mercats del ram), где люди покупают ветви, а дети несут их священнику благословить. Нередко ветви украшаются конфетами и другими сладостями. Сухие ветви хранятся в доме как амулеты. В Гарровильяс (провинция Касерес) ветви олив прибивают к дверям, считая, что их присутствие оберегает дом от дьявола. Пальмовые и масличные ветви считаются также надежным оберегом от молнии: в сильную грозу их понемного жгут, чтобы уберечь дом. 

В пальмовое воскресенье, по обычаю, крестные отцы и матери дарят своим крестникам крендели (roscones) или печатные пряники с изображение воскресения Христа (tortell).

[К содержанию]

 

Вход Господень в Иерусалим в Нидерландах и Бельгии

Вербное воскресенье (Palmzondag, Groene Zondag of Blommenpasen) празднуется за неделю до Пасхи. Хождение с пальмовыми ветками (paasjes) было характерно для Нидерландов, во фламандских районах Бельгии этот обычай не зарегистрирован. Возглавлял процессию человек, изображавший Христа верхом на осле. Но иногда живые персонажи спектакля заменялись их художественным изображением, выполненным на дереве. В средневековье такая процессия была необычайно красочной и по костюмам ее участников и по тем дарам, которые вывешивались на пальмовых ветвях: фрукты, всевозможные кондитерские изделия.

В Нидерландах вербное воскресенье (в некоторых районах праздник устраивали в субботу) ожидалось с большим нетерпением, особенно молодежью. Дети, одетые в праздничные костюмы, шли от фермы к ферме с традиционной пасхальной «пальмой» (palmpaasch, palmpaschen, palmpaaschtan, palmpaaschton, palmtan). Различают два основных типа пасхальных «пальм»: первый – фризский тип (Фрисландия, Северная и Южная Голландия, Утрех) – это длинная палка, на которой нанизаны различные лакомства; венчает такое сооружение выпеченная из теста свинья; второй – саксонский тип – плетенный обруч, колесо, круг (krakeling, rad, wiel). Его покрывают самшитом, украшают цветными бумажными флажками, яичной скорлупой, сахарными кольцами, апельсинами, кексами и прикрепляют к палке. На вершине такого сооружения – фигурки лебедей или петухов; жители острова Схаувен насаживают выпеченного из хлебного теста всадника на лошади. В Девентере (провинция Оверэйссел) изображения лебедей украшают одежды девушек, идущих в процессии, в то время как сопровождающие их мальчики должны подражать пению птиц.

Пасхальная «пальма» с лакомствами и плодами – несомненный символ плодородия, богатства, изобилия. Они изображает приход весны и пробуждение от зимнего сна (смерти). Такое же символическое значение имел весенний обычай, распространенный в Бельгии и Нидерландах: «пальмовые» (вербные" ветки помещали за стропила жилых домов, хлевов, втыкали в землю на полях. В Бельгии и в нидерладских провинциях Северный Брабант и Лимбург вербные ветки втыкали на четырех углах поля для повышения плодородия земли. Был распространен обычай (особенно в католических местностях) сохранять освященную пасхальную «пальму», потому что она, по народным представлениям, защищала от молнии и язвы в гортани в течение всего будущего года. В этот же день в некоторых нидерландских провинциях дети и молодежь ходили по деревенским улицам с корзинами для сбора яиц, распевая соответствующие песни Один из вариантов подобных песен (общины Отмарсум и Денекамп в провинции Оверэйссел) напоминает, что пасхальные яйца нужны для старинной народной игры – битья яиц – eiertikken (голландск.), tippen (у фризов):

Вербное воскресенье,
Куры начинают кудахтать.
К следующему воскресенью
Мы хотим иметь хорошие яйца для игры.

Эта забава для детей всех возрастов и молодежи в середине ХХ в. вновь приобрела былую популярность. Приготовленные для игры яйца окрашены чаще в зеленый, желтый и красный цвета. Как и раньше, соревнование происходят на лугу, где участники выстраиваются парами. Раздается сигнал, и состязание начинается: противники сходятся держа в руках яйца, и кадый старается нанести удар так, чтобы разбить скорлупу яйца игрока другой команды. Победивший забирает яйцо. Игроки, набравшие большее количество яиц, провозглашаются чемпионами.

[К содержанию]

 
Palmsunday в Англии


Праздник сохранил свой церковный характер почти до настоящего времени, хотя после Реформации многие пышные обряды его, в частности красочная процессия, изображавшая въезд Христа в Иерусалим, упразднены. Но даже и у протестантов сохраняется еще и в наше время обычай идти в это день в церковь с ветками вербы в руках; вербой же украшаются и церковь и дома.

[К содержанию]

 

Вербное воскресенье в Скандинавии

Воскресенье, предшествующее пасхальному в Финляндии и Швеции называлось пальмовым, или вербным. (palmensondag, palmu~, virpasunnuntai). Последнее (virpa – от русского верба) название было распространено в восточной Финляндии и заимствовано у русских. Православное население Карьяла отмечало и вербную субботу, при этом ветки вербы освящались в церкви.

В Финляндии вербное воскресенье праздновалось по всей стране одинаково. Дети рано поутру обходили деревню. Они несли пучки вербы, украшенные пестрыми лентами, бумажными цветами. Заходя во двор, дети ударяли вербой хозяйку, желая ей при этом хорошего, здорового года. В некоторых местах ударяли вербой всех обитателей дома по очереди, произнося при этом различные пожелания. Дочке хозяина, например, желали быть здоровой и стать самостоятельной хозяйкой в большом дворе с пятью батрачками. Пожелания высказывались в установившейся традиционной форме. В каждом доме дети оставляли пучок вербы. Хозяйки хлестали этим пучком свой скот и прятали вербу под крышу хлева, а в день выгона скота отдавали ее пастуху. В некоторых районах Скандинавии в этот день освящали вербные ветки до 2 метров длиной и такой веткой впервые выгоняли скот на пастбище.

[К содержанию]

 

Пальмовое воскресенье в Германии и Австрии


Праздник освящения «пальмовых» ветвей у немцев и австрийцев известен с первых веков христианства. Вместо пальм пользуются чаще всего ветками вербы, бука, орешника, падуба, можжевельника и других деревьев и кустарников.

В католических районах ветки украшаются. В некоторых областях уже задолго до вербного воскресенья приносили из леса тонкую ель или сосну, очищали ее совсем или частично от коры (чтобы под ней не прятались ведьмы и другие вредные существа), затем дерево украшали. На западе вешали много съестного – фигурные пряники, яблоки, позднее – апельсины, финики и т.д. , а также ленты, крестики, «сердца». В Австрии «пальмы» (Palmstangen) – это высокие палки в несколько метров высотой, украшенные лентами, блестящей мишурой, позолоченными орехами и кренделями, яблоками, число которых иногда достигало 200 штук, а также весенней зеленью. Раньше каждый парень считал за честь сделать самую высокую и самую красивую «пальму». Со временем их размеры значительно уменьшились, и теперь они не превышают 1 метра.

В воскресенье эти украшенные деревца или пучки веток несли в церковь для освящения, а потом деревца ставили в доме или чаще всего в саду. Ветки прятали в сундук, а часть из них прибивали к двери хлева, у распятия, в спальне, к коньку крыши. Во время непогоды кусочек освященной «пальмовой» ветки бросали в огонь, для защиты от молнии. После молебна или в полдень крестьяне шли в пол и там втыкали ветки вербы в четыре угла засеянной пашни, чтобы уберечь посев от града. По поверью, эти ветки спасают людей и скот от болезни, защищают от ведьм и леших, «дикого охотник» и водяного. Лютер боролся против обычаев вербного воскресенья, но они частично все же сохранились и у протестантов.

К ХХ в. в Германии этот день стал до известной степени детским праздником. в некоторых районах украшенное дерево к вербному воскресенью прятали где-то в доме, а дети разыскивали его и затем радостно шагали по деревне, получая подарки. Для детей специально пекли из белой муки булочки в виде птиц, чаще всего наседку с цыпленком.

Шествия, которые инсценировали христианскую легенду о въезде Христа в Иерусалим, в начале ХХ в. сохранились лишь местами на католическом юге.

[К содержанию]

 

Palmowa Niedziela в Польше


Вербное воскресенье именуется у поляков кветним, бялым, пальмовым (palmowa niedziela). Хотя обрядность этого дня тесно связана с церковным ритуалом, в ней до сих пор прослеживаеются элементы языческой магии (плодородия, оберега и др.), есть бытовые сценки. «Пальмы» для освящения в костеле бывают различных видов: обычные пучки вербы, огромные жерди или тросник до 1,5 — 6 м., украшенные вербой, ветками деревьев и кустарника (Карпаты, Рабка, Краковский, Освенцимский, Хшанувский повяты), олеандры, искусственные маленькие цветочки (Мазовия). Маленькие вербы обычно несут девушки, женщины и дети. В предгорьях и горах большие «пальмы» делают пастухи, заранее заготовив для этого тросник и ветки вербы. Если одну «пальму» сделали несколько пастухов, они несут ее в костел по очереди. «Пальмы» связывают батогом (batog) из конопли или льна и прутиками. Батогам этим приписывается магическая сила, ими пастухи гонят скот в первый день выпаса, пахари погоняют волов при первой пахоте.

В сондецких деревнях хозяин обходил с освященной «пальмой» хлев и сад. В некоторых селениях он ударял ею малоплодоносящие деревья. «Пальмы» для охраны от молнии зажигали во время грозы, клали их на окно, вешали в хлевах и других хозяйственных помещениях. Верили, что молния ударяет туда, где сидела ведьма, а ведьма там, где есть «пальма», сидеть не может. В хлевах помещали пальмы «пальмы» и для того, чтобы «скот хорошо водился». Кусочек «пальмы» примешивали к картофелю и овсу при посадке, «чтобы уродились», окуривали ими коня при первой пахоте. При освящении в костеле «пальмы» поднимали как можно выше, веря, что тогда «овес вырастет высоким и даст хороший урожай». Повсеместно в Польше из веточек «пальм» вязали крестики и втыкали их в землю на полях для охраны от насекомых, от кротов, и чтобы год был урожайным. Вербе приписывали лечебные свойства: глотали пушки от нее, «чтобы горло не болело весь год», в краковских деревнях одну почку вербы глотали «от лихорадки» и т.п. 

Молодежь в вербное воскресенье хлестала друг друга «пальмами». В некоторых районах в этот праздник девушки били парней, которые им платили тем же на второй день Пасхи. Так, в Подлясье на Мазовше девушки на рассвете вербного воскресенья приходили в помещение, где спали парни, и били их, причитая: «не я бью, верба бьет», а затем поздравляли их с праздником, желали здоровья, счастья.

В Кракове на вербное воскресенье инсценировали въезд Христа в Иерусалим, о чем еще в XVI в. писал Миколай Рей. Фигурку Христа везли на деревяном ослике с колесами. Потом фигурку снимали, а на ослике катались дети. Интересно отметить, что и этот религиозный по своему смыслу обряд сопровождался мирскими шутками. В XVIII в., например, участники процессии кричали:

Едет Христос, едет,
Возьмет жур и селедку,
Оставит колбасу
И благославит нас.

Процессия эта была запрещена в Кракове в 1780 г.

В окрестностях Кракова и в деревнях верхней Силезии в вербное воскресенье топили или жгли чучело, олицетворяющее зиму. В Карпатах и их предгорьях по деревням ходили девушки с соломенными куклами, пели под окнами, за что получали подарки.

В Лесном Мазовше по деревне ходили мальчики в вывернутых кожухах. Войдя в дом, один из них стучал палкой или молотком об пол, а другой декламировал:

 

Стукну бабу о печь,
Аж выскочит из бабы
Расписной хлопец.
Из этого хлопца
баран и овца.
А из этого барана
молоко и сметана.
А из этой сметаны
Каменный костел.
А в этом костеле
очень много людей.

В Краковском воеводстве подобные стихи еще и сейчас, как и в прошлые времена, произносят так называемые пуэри, пухероки, пухеры, жаки. Изветсно, что еще в XVIII в. после богослужения в костеле в вербное воскресенье школьники — жаки — становились в два ряда и повествовали в шуточной форме о своем житье-бытье, о бедах своих и тяжестях поста. Прихожане давали им лепешки и другую снедь. В 1870 г. этот обычай при костелах был запрещен, но жаки, пухеры стали ходить по домам. Они надевали конусообразные соломенные шапки, повязывались соломенными жгутами, чернили лица сажей. Ряженные пухероки ходят в краковских деревнях и сейчас. Они так же наряжены, как и в прошлые времена, в руках у них пухерские посохи (pucherskie laski) в виде молотков, топорцов с длинными рукоятками. Они стучат посохами по полу в ритм произносимым стихам. Эти стихи являются соединением отрывков из старинных песен — коленд (kolenda) с шуточными диалогами. В них есть упоминание о каменном или расписном костеле.

В прошлом мальчики ходили по домам в вербное воскресенье и в других районах: в Мазовше Степном, в Верхней Силезии и др. В радомских деревнях в стихах, которые они произносили, говорится о турках и татарах.

Ряженые получают яйца, лепешки, другую снедь. Сейчас полученные дары не делят, а обычно устраивают совместное пиршество. Иначе было в старину, когда пухероки были главным образом из бедных семей; они стремились собрать побольше всякой еды, делили ее между собой, а затем отдавали родителям.

[К содержанию]

 

Лазарева суббота и Вербное воскресенье у балканских народов

Сербы, черногорцы и македонцы отмечали субботу перед вербным воскресеньем (Лазарева суббота, цветна суббота, врбица). Большинство обычаев этого дня повторяли обычаи младенце и Благовещения. Его также считали днем защиты от змей; совершались различные магические действия – запрещалось работать, зажигали ритуальные огни, ходили вокруг домов, стучали в металлические предметы. В этот день готовились к вербному воскресенью. Дети ходили в леса и луга за цветами и ветками, особенно популярны были ветки вербы и кизила. Растения относили домой, в школу и церковь.

У сербов и македонцев в Лазареву субботу и Вербное воскресенье, подобно тому, как зимой это делали коледники, по домам ходили группы (3 – 11 человек) девушек или девочек – лазарицы (лазарице, лазарке, лазарките). С середины XIX в. участниками таких процессий становятся по большей части цыганки. В день праздника девушки надевали нарядные платья, нередко белые, украшали их красивыми платками, полотенцами, дукатами, цветами, зеленью, иногда подпоясывались ветками вербы. Украшали корзины для сбора даров, большие ножи, сабли или пестро раскрашенные палочки.

Лазаринцы обходили все дома села, иногда минуя те, которые были в трауре, перед каждым из них останавливались, танцевали, пели ритуальные песни о счастье, плодородии. Главные действующие лица процессии – лазар и лазарица – исполняли ритуальный танец, скрещивая при этом сабли. В некоторых областях, например в Струге, лазарицы, одна из которых была одета в костюм невесты, собирались также на перекрестках улиц и лазуровали всем прохожим за что также получали дары. Здесь процессии лазариц проходили три дня, начиная с пятницы. После исполнения обряда они устраивали коллективную трапезу или все собранное делили между собой. Изредка (например в Голо Брдо, Македония) лазуровали мальчики, исполнявшие мужские и женские роли.

Эти обычаи распространены довольно широко еще в начале ХХ в.; после второй мировой войны они почти исчезли, хотя в некоторых селах Сербии, например в Алексинацком Поморавье, Воеводины (Срема) и Македонии, они сохраняются и в наши дни.

Важнейшие обряды, приуроченные к вербному воскресенью (цвети,  цветна недела – сербы, черногорцы, цветници, врбница – македонцы, cvetnica, cvitnica, cvetna nedelja, cvjetna nadelja, palmine – хорваты, словенцы), которые прежде широко отмечали и православные, и католики, связаны с растительным миром, что вообще было характерно для весенних праздников. Чтобы защитить дом со всеми его обитателями, скот, посевы и прочее имущество, например, от грома, молодую зелень вносили в дом и в хозяйственные постройки, вешали на окна, двери, колодцы, относили в поля, в сады и т.д. В Герцеговине пастухи украшали травой хлевы и загоны для скота, чтобы было больше молока. Был распространен обычай украшать себя цветами и другими растениями, например, крапивой, опоясываться ветками вербы, съедать листик или почку малины, кизила или иного растения. Считалось, что это избавит от болезней, принесет здоровье, а девушкам еще и скорое замужество. В Приморье девушки украшали цветами также своих родственников, а если они были помолвлены, то и будущего шафера. У сербов и черногорцев в этот день парни и девушки собирались вместе и дарили друг другу цветы; у хорватов Адриатики, например на острове Чиово, парни приносили цветы к дому девушек. В Славонии девушки в сопровождении мужчины обходили село, заходили во дворы парней, которых они хотели видеть в роли женихов, украшали цветами колодцы.

Чудодейственный свойства приписывались и ритуальному умыванию водой, в которую клали различные цветы и растения, а также крашенные яйца, монеты, кольца и другие предметы из серебра (сербы, черногорцы). В вербное воскресенье священнослужители благословляли принесенные прихожанами растения, которые после этого якобы приобретали еще большую способность защищать от злых сил и приносить благосостояние и здоровье. Это могли быть отдельные ветви (сербы, черногорцы, хорваты Адриатики) или украшенные цветами, пестрой бумагой и лентами венки (хорваты острова Паг), ветви, сплетенные в виде корзин (западная Хорватия), крестики из украшенной розмарином лозы (Черногорское Поморье и др.), большие охапки ветвей или сложные конструкции из ветвей, сплетенные наподобие арки или свода (словенцы). Освященную в церкви зелень хранили в течение года и прибегали к ее помощи в случае различных несчастий – болезни людей и скота, стихийных бедствий. Зелень и кресты из нее втыкали в первую борозду (Нотраньско, Белая Крайна), выгоняли ею скот на первый выпас (Прекмурье, Доленско, Штайерско и др.), клали у порога выстроенного (Корошка) или в фундамент строящегося дома (Нотраньско), брали с собой, идя к венцу (Корошка) и т.д. 

В этот день крестьяне пытались предугадать судьбу будущего урожая. Считали, что ясная погода предвещает хорошее лето (хорваты Лобора) и урожайный год (словенцы Штайерско). Словенцы Прекмурья верили, что если в этот день не замерзает вывешенная на улице тряпка, то будет хороший урожай льна.

[К содержанию]

 

Цветочное воскресенье в Румынии и Албании

 

Повсеместно в Румынии праздновали вербное воскресенье (Duminica florilor, буквально – цветочное воскресенье). Освящали в церкви ветки вербы, приносили туда много цветов. Однако в дом освященные ветки не вносили, чтобы кто-нибудь в нем не умер. Обычно их закрепляли снаружи над дверью или под стрехой крыши. Почки этих веток в течение года употребляли как лекарство от многих болезней; их клали на ульи в надежде получить больше меда, разбрасывали в саду и огороде, «чтобы вредители не губили урожай» и т.д. по народным представлениям, освященные вербные ветки служили также защитой от града, бури, грома и молний. Во время большой грозы или бурана их бросали в огонь, полагая, что дым от них отгоняет беду. Считали, что такая ветка помогает и при продаже скота. Стоило ею ударить перед уходом на базар то животное, которое хочешь продать, и «от покупателей не будет отбоя».

В канун вербного воскресенья с могилы молодой девушки крали нити погребального знамени, которые вместе с ветками базилики бросали в воду и кипятили. В вербное воскресенье этой водой девушки мыли голову, чтобы волосы были густыми и блестящими, как бахрома у знамени, а от запаха базилики – захмелели бы парни.

В Албании вербное воскресенье называется воскресеньем цветов (djela e lulevet) или лавровым воскресеньем (djela e larit, djela e dafinavet).

[К содержанию]

 

Неделя ваий в Греции

 

В последнее воскресенье перед Пасхой освящают в церкви зелень. Обычай этот, введенный христианской церковью в IX в., быстро прижился среди греческого народа, отвечая, видимо, духу древних весенних обрядов. Церкви украшают свежей зеленью, цветами, ветвями лимонных и апельсиновых деревьев. Женщины связывают пучки свежей зелени – вайя (буквально «пальма», часто роль пальмы в Греции выполняет лавр). Их носят в церковь для освящения, а потом благословляют ими дом, скот, виноградники, все хозяйство. Вайю относили и на могилы. В Эпире в день святого Лазаря молодые женщины, вышедшие замуж в минувшем году, одетые в зеленые платья, с вайей в руках отправлялись в сопровождении родственниц за город. Среди только что собранной свежей зелени устраивалась женская пирушка, танцы. После этого каждая новобрачная приносила свежую зелень в свою приходскую церковь. Обычай этот от новобрачных перешел на всех женщин. В Лаконии верят, что вайя приносит легкие роды. В прошлые годы в области Румелия девушки собирались на общественный ток и из вайя, полученных от священника, плели венки, вплетая в них красную нить, и бросали их в воду.

[К содержанию]

Вход Господень в Иерусалим в России

 

Церковное празднование 

Вход Господень в Иерусалим считается двунадесятым праздником, но в отличие от других, формально не имеет предпразднства, хотя Лазарева суббота накануне может рассматриваться как предпразднество, и совсем не имеет попразднества, так как за ним сразу следует Страстная Седмица. Во время всенощного бдения под праздник молящиеся как бы встречают невидимо грядущего Господа и приветствуют Его, как Победителя ада и смерти, держа в руках ветви вербы, цветы и зажжённые свечи. На утрене (второй части бдения) читается особая молитва на благословение «ваий» (т.е. пальмовых ветвей, в славянских странах заменяемых ветками вербы). Обыкновенно после этого вербы, которые молящиеся держат в руках, окропляются святой водой. 

[К содержанию]

 

Народные традиции


Вход Господень в Иерусалим является одним из наиболее любимых в России православных праздников. Евангельское повествование о всеобщем признании Иисуса Христа Мессией в русском народном сознании приобрело этнически самобытные черты и переплелось с древними языческими представлениями о символе пробуждающейся весны – вербе. Это объясняется многими причинами, и прежде всего ландшафтом Европейской России, богатым реками и речушками, озерами и заболоченными местами: здесь, едва растает снег, среди талых вод первой распускается верба. Обилие красивых пушистых почек породило ассоциации с плодоношением. Не случайно, где-то в глубине веков родилась необычная мифопоэтическая легенда, которая повествует о том, что некогда верба была женщиной, и у нее было столько детей, что женщина поспорила с самой Матерью-Землей о том, что она плодовитее Земли. Рассердилась Мать-Земля и превратила женщину в вербу.

Древние верования о плодоносящих свойствах вербы дожили до наших дней. Кроме того верба в русской православной традиции стала отожествляться с пальмовыми ветвями, которыми приветствовали Иисуса Христа и стала считаться символом его воскрешения и победы. В субботу перед праздником ветви вербы приносят верующие в храм, где они освящаются церковнослужителями. Считается, что ветки, освященные в церкви, обладают оздоравливающими и оберегающими свойствами. Если в доме хранится освященная верба, то в него не ударит молния, нечистая сила не перейдет порог, не будет сглазу его жителям, хворь обойдет скотину. Считалось, что если ударить человека или домашнюю скотину веточкой вербы, то это прибавит им жизненной силы. Ударяя, произносили заклинание: «Будь здоров, как верба», «Расти, как верба». Некоторые заклинания строились так, будто не люди бьют друг друга ветвями, а сама верба передает им свою силу и здоровье – «Не я бью, верба бьет», «Верба хлест, бей до слез». В конце XIX в. эти старинные заклинания постепенно стали превращаться в шуточные детские песенки. Родители слегка ударяли детей пучком вербы, приговаривая:

Верба, верба, 
Верба хлест, 
Верба хлест
Бьет до слез.
Верба синя
 
Бьет несильно,
Верба красна
Бьет напрасно,
Верба бела
Бьет за дело,
Верба хлест –
 
Бьет до слез.

Как отголосок древнего предания, до сих пор сохран яется представление о том, что освященная верба способствует чадородию женщин. Женщины, желавшие иметь детей, должны были проглотить несколько поч ек вербы, освященной в церкви. Считается также, что верба помогает человеку и в его последний смертный час, отгоняя злых духов от изголовья умирающего. В некоторых местностях существует благочестивый обычай класть освящённые вербы в руки умерших в знак того, что они по вере во Христа победят смерть, воскреснут и встретят Спасителя с освящёнными ветвями.

В контексте народных представлений о плодоносящих, целебных и охранно-магических свойствах веток вербы, на которых распушились почки, совершались и обряды Вербного воскресенья. Это широко практикуемый обычай слегка хлестать детей освященной вербой для здоровья и роста, а также домашних животных. До сих пор, чтобы овцы плодились и было больше ягнят, во многих местах утром Вербного воскресенья выпекается обрядовое печенье кытьки, ярушки, катышки с медом или с запеченными вербными почками; их едят сами и кормят ими овец и ягнят.

[К содержанию]

 

«Шествие на осляти»

Одной из интереснейших традиций празднования Входа Господня в Иерусалим в допетровской России было так называемое «шествие на осляти», подробно описанный в трудах иностранных дипломатов, ученых, купцов, посетивших Московию в XVI – XVII вв (Адам Олеарий, Августин Майерберг).

Данный обряд был заимствован из византийской традиции: после праздничной службы во Входо-Иерусалимском приделе Покровского собора (храма Василия Блаженного) с Красной площади на Соборную площадь Московского Кремля проходила специальная процессия, изображавшая само событие отмечаемого праздника. Патриарх следовал в ней, сидя верхом на лошади (наряженной ослом), которую вел под уздцы идущий пешком царь.

В ряде русских городов вплоть до 1678 г. также совершалось шествие на осляти с участием вместо патриарха и царя, соответственно, местного архиерея и воеводы. В 1697 г. обряд был упразднен.

[К содержанию]

 

Вербное воскресенье в России в конце XIX — ХХ вв.

 

В последующие столетия церемониал праздника значительно упростился, в XVIII – начале ХХ вв. это торжество не несло широкого, настоящего веселья (все-таки еще продолжался пост), но рассматривалось в обществе как своего рода репетиция перед «большим» гуляньем.

В вербное воскресенье в Москве на Красной площади бывал вербный базар и гулянье: вдоль кремлевской стены, напротив Гостиного двора, выстраивались «в несколько рядов полотняные палатки и лари», в них продавали «детские игрушки, искусственные цветы, бракованную посуду, лубочные картины, старые книги». Тут же располагались иностранцы: «греки, продающие рахат-лукум, золотых рыбок и черепах; рядом с ними французы пекли вафли, которыми лакомились гуляющие».

В Петербурге "некоторого рода ярмарки, называемой «вербами», размещался перед Гостиным двором по Невской и Садовой линиям, сопровождался он гуляньем народа «под арками» магазина и бойкой торговлей мелким товаром, в первую очередь – пучками верб, украшенными бумажными цветами и херувимами из воска, а также воздушными шарами, игрушками и лакомствами.

В XIX – начале ХХ вв. в городах и больших селах вербное воскресенье стало своего рода детским праздником, обязательной частью которого было посещение вербного базара, где детям покупали искусно оформленные ветки вербы, шары, игрушки, свистульки, лакомства. 

Москвич Б.И. Пуришев оставил такие воспоминания об этом празднике в дореволюционной Москве: «Что-то сказочное было и в толпе, расцвеченной занимательными безделушками. Вот идет бравый ремесленник или рабочий. Картуз его со всех сторон унизан пестрыми бабочками и забавными зверушками. Во рту у него „тещин язык“ – свистулька в виде длинного языка, который с треском развертывается, когда в него дуют. В руке он несет „морского жителя“ – так назывались стеклянные чертики, заключенные в узкую стеклянную колбу, наполненной водой… Дети очень любили эту занятную игрушку. К пуговице на пиджаке нашего встречного привязана нитка, на конце которой болтался легкий пузырь с нарисованной смешной рожицей, называвшейся „пуришкевичем“… И таких прохожих было множество, не говоря уже о детях, буквально утопавших в красочных безделушках. И все это двигалось, шумело, восклицало и смеялось на таком сказочном фоне, как храм Василия Блаженного и Кремлевские стены и башни».

В советское время многие обряды, связанные с вербным воскресеньем, естественно, исчезали. Однако не смотря на это в этот день как и прежде верующие старались побывать церковь, освещали веточки вербы, которые потом бережно хранили в течение целого года и использовали как оберег.

В современной России вербное воскресенье постепенно вновь завоевывает популярность среди населения и становится одним из наиболее любимых праздников православного календаря, возрождаются вербные базары, все большее число россиян посещают в этот день храм и освещают веточки вербы.

[К содержанию]

 

Источники и литература:

 

Антология — Вход Господень в Иерусалим

Грачева И. Праздник вербы в Москве // Наука и жизнь. 2001. № 4 (апрель)

Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. М., 2005.

Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы (конец XIX – начало ХХ в.). Весенние праздники. М., 1977.

Коринфский А.А. Народная Русь. Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа.

Майерберг А. Путешествие в Московию

Мень А. Православное богослужение. Таинство, Слово и образ. М., 1991.

Некрылова А. Русские народные городские праздники, увеселения и зрелища. Конец XVIII – начало ХХ века. СПб., 2004.

Олеарий А. Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию.

Пуришев Б.И. Воспоминания старого москвича. М., 1998.

Рогожина Н.Д. Пасхальный праздник в жизни Москвы и Петербурга в конце XIX – начале ХХ в. // Вестник Московского государственного университета. Серия 8. История. 2008. № 3.

Спасенкова И.В. Православная традиция русского города в 1917 – 1930-е гг. (на материалах Вологды). Диссерт. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. – Вологда, 1999.

Стенникова П. А. "Церковно-театрализованные действа в России XVI – XVII вв. На примере « Пещерного действа» и «Шествия осляти» в Вербное воскресенье. Диссертация на соиск. учен. степ. канд. истор. наук. Челябинск, 2006.

Сулоцкий А.И. Крестный ход на осляти, который в старину был отправляем в Тобольске в Вербное воскресенье // ЧОИДР. Чтения в обществе истории и древностей российских. 1870. № 3.

Тульцева Л.А. Календарные праздники и обряды // Русские / Отв. ред. В.А. Александров, И.В. Власова, Н.С. Полищук. М., 1999.

Флайер М. Расшифровка кода: Образ царя в обряде Вербного воскресенья в Московском государстве // Американская русистик: Вехи историографии последних лет. Период Киевской и Московской Руси. Антология. Самара, 2001.

Шангина И.И. Русские праздники. От святок до святок. СПб., 2004.

Шмелев И.С. Лето Господне