Одним из наиболее ярких нововведений Петра I в праздничную культуру России является устройство праздничных, триумфальных арок.

Триумфальные въезды петровского времени — это торжественная встреча горожанами победившей армии. Впервые подобный светский праздник был организован Петром I в сентябре 1686 г. в Москве в честь взятия Азова. В дальнейшем триумфальные въезды победителей в город становятся довольно частым явлением.

Содержание:
1. Организация и устройство
2. Расположение
3. Триумфальные арки в провинции
4. Создатели
5. Литература

 

Организация и устройство триумфальных арок


Триумфальная арка — зримый, материальный символ триумфа. Как архитектурное сооружение, призванное прославлять победителя, она впервые появилась в Древнем Риме, а затем оттуда эта традиция была перенята Западной Европой, а от нее пришла и в Россию. Смысл и предназначение триумфальное арки помимо памятного знака, призванного запечатлеть триумф конкретного победителя, заключался в прохождении победившего войска под ее сводом. Триумфальное шествие обладало глубоким символическим значением: проход под воротами нес сакральне функции, ибо освящал победу. Этот символ идет из глубокой древности: человек с незапамятных времен выделял дверные и воротные проемы, соединяющие внешнее пространство с внуренним. Вход во внутреннее пространств означал защиту и кров того помещения, куда преступал входящий. Значение символа до сих пор сохраняется в христианстве (вход в храм).

Триумфальные арки, под которыми проходили войны-победители, являлись коммуникативно-композиционными центрами триумфальных шествий и несли в себе значительную смысловую нагрузку, так как были богато украшены живописью, скульптурой, надписями, прославляющими победителей и всячески хулящими врагов. У триумфальных ворот происходили сцены приветствия Петра I различными сословиями, произносились торжественные речи и проповеди, тут же были накрыты столы с закуской и выпивкой, на крышах триумфальных ворот победителям читались и пелись торжественные стихи, канты, песни, также играли музыканты, пелись арии. Поэтому именно триумфальные арки во многом становились главными действующими центрами общенародного всесословного праздника в честь побед России.

В Древней Руси главные ворота города нередко обладали триумфальными чертами, но это были ворота, соединенные со стеной города. Триумфальная арка предполагала отдельно стоящее архитектурное сооружение. Поэтому сама архитектурная форма триумфальной арки явилась новшеством для России. Новшеством было и функциональное назначение триумфа: сама идея прославления как награды за личную доблесть была чужда православному сознанию, возносившего молитвы Всевышнему за дарованную всему народу победу. Столь же чуждой и незнакомой была вся система аллегорий и символов, основанных на античных мифах и легендах, сюжеты которых были обильно представлены на триумфальных арках Западной Европы. Более того, будучи неправославной и нехристианской, а значит языческой, эта система была глубоко враждебна традиционному православному сознанию того времени. Однако в петровских триумфах происходит соединение европейских культурных норм и традиций с традициями древней Руси на самых различных уровнях, в результате которых и создавалась культурная традиция петровской эпохи.

[К содержанию]

Расположение


В Москве первая триумфальная арка была возведена к празднованию триумфального входа русской армии в столицу после первой петровской победы — взятия Азова. свои соображения о том, где она должна находиться, Пер I высказал в письме из Черкасска в Москву думному дьяку А.А. Виниусу: «место же мною к сему удобнее на мосту чрез Москву реку устроенному, или где лутче». Определив возможное местоположение, окончательное решение этого вопроса царь предоставил на усмотрение А.А. Виниуса. Дьяк и определил конкретное месторасположение ворот: «...я мню, что от двух ворот на Каменном мосту к берегу Садовой слободы, из города едучи правой стороны, ворота тут поставить...». Двумя воротами дьяк назвал две проездные арки двухшатровой башни на Всесвятском Каменном мосту. При этом триумфальные ворота вплотную примыкали к правому арочному проезду, а левый было приказано «для проезду всяких людей оставить просто». Ворота были устроены здесь потому, что войско должно было возвращаться в Москву после Азовской победы с юга, со стороны Замоскворечья. На пути победителей и была выстроена триумфальная арка.

Реформа календаря, предпринятая в 1699 г. Петром I , сопровождалась пышными праздниками. Здания в городе были иллюминированы, на Красной площади был устроен фейерверк. «Журнал или поденная записка» по этому поводу говорит, что «на Красной площади и в других знатных местах сделаны были ворота наподобие триумфальных...». Ясно, что ворот было несколько, но где конкретно они располагались помимо Красной площади , неизвестно.

В декабре 1702 г. в Москве состоялся триумф в честь взятия шведской крепости Нотебург, открывшей для русских Неву. По этому поводу было сооружено 3 триумфальных ворот: у Казанского собора на Никольской улице, за Никольскими воротами на Лубянке и на Мясницкой улице. Первые были построены на средства духовенства, вторые — учителей Славяно-греко-латинской академии, а третьи — А.Д. Меншиковым. Меншиковская арка и ее части были изображены на 3 листах гравера А. Шхонебека.

В следующем, 1703 г. триумф состоялся в честь возвращения Ижорской земли. На этот раз было возведено же четверо триумфальных ворот. Первая русская печатная газета «Ведомости», начавшая издаваться с того же 1703 г., называет только  трое триумфальных ворот, не указывая, правда, где они были построены и на чьи средства. Все дело в том, что на свои средства триумфальную арку возвел А.Д. Меншиков напротив своего двора. Другие триумфальные арки были возведены: на Никольской улице напротив Заиконоспасского монастыря (духовенство), у Воскресенских ворот Китай-города (гражданские чины и купечество) и у Ильинских ворот Китай-города напротив аптеки иноземца Данилы Гурчина (на средства государевых служивых людей).

В 1704 г. триумф был еще более грандиозным, так как праздновали взятие «неприступных» крепостей Дерпта и Нарвы. По этому поводу в столице «устроены были», как сообщают «Ведомости», «седмеры врата триумфальные». Но где находились триумфальные арки и на чьи средства они возводились, об том в «Ведомостях» ничего не сказано. Чуть более подробная информация содержится у И.И. Голикова. Он также упоминает 7 сооруженных триумфальных арок, сообщая при этом подробности прохождения праздничной процессии под некоторыми из них, но не называет ни места расположения, ни тех, на чьи средства они строились. исключение сделано лишь для ворот А.Д. Меншикова, о которых он говорит, что они были великолепнейшие и построены на его средства.

Сведения о расположении триумфальных арок и тех лиц, на средства которых они возводились, содержатся в двух других источниках. Это кн. Б.И. Куракин, который насчитывает 8 ворот, и воспитатель наследника престола барон Г. Гюйссен (Гизен), который, как и И.И. Голиков, называет 7 ворот. Характерно. что в отличие от И.И. Голикова, который называет ворота в произвольной последовательности, эти авторы называют ворота в той последовательности, в которой сквозь них проходили с триумфом победители. Это обстоятельство необходимо учитывать при определении мест расположения триумфальных арок, поскольку в источниках она даны очень кратко. Естественно, что для того времени это было понятно и не нуждалось в дополнительных комментариях, но на сегодняшний день эти сведения нуждаются  специальной интерпретации и обработке, поиске тех географических объектов,  у которых располагались триумфальные ворота. Кроме того, если у Б.И. Куракина даются преимущественно сведения о тех, на чьи средства возводились триумфальные арки, то у Г. Гюйссена — где она располагаются. Сведения, предоставляемые авторами иногда совпадют, а иногда и разнятся. Итак, ворота были следующие:

1. У Казанского собора (на средства государства).

2. Напротив Славяно-греко-латинской академии (на те же средства).

3. У Ильинских ворот Китай-города напроив аптеки иноземца Данилы Гурчина.

Эти ворота были построены на его средства и упомянуты и в том, и в другом источнике. Но у Б.И. Куракина просто сказано «Гурченинова», без объяснений, кто бы это мог быть; зато из описаний триумфальных ворот 1702  - 1703 гг. в журнале Г. Гюйссена можно понять, кто имелся в виду.  Но, у барона Г. Гюйссена они расположены третьими, а у Б.И. Куракина — четрертыми. На третьем месте у него стоял ворота — «у князя Голицына». Больше никаких пояснений и объяснений не меется. Вероятно, ворота были возведены на средства любимца Петра I кн. А.Б. Голицына (1651 — 1714). Однако в журнале Г. Гюйссена он не упомянуты.

4. Напротив подворья митрополита Рязанского и Муромского Стефания (на его средства).

У Б.И. Куракина о принадлежности этих ворот сказано: «Резанскова», а у Гизена — о их местоположении — «Против Рязанского подворья». Таким образом, становится ясно, что имеется в виду подворье местоблюстителя патриаршего престола митрополита Рязанского и Муромского Стефана (Яворского). Подворье Стефана Яворского располагалось по левой стороне современной улицы Мясницкой, в несуществующем ныне доме № 1, т.е. в самом начале улицы.

5. Напротив усадьбы А.Д. Меншикова на Мясницкой улице (на его средства).

6. Напротив двора стольника Алексея Алексеевича Головина (барон Г. Гюйссен).

Удалось установить, что это был родственник А.Д. Меншикова, женатый на его сестре Марфе Даниловне. Вероятно, его двор находился на одной улице с любимцем Петра I. Б.И. Куракин упоминает после ворот А.Д. Меншикова ворота Строганова. Здесь имеется в виду на чьи средства были построены ворота: купца Г.Д. Строганова (1656 — 1715), крупнейшего солепромышленника страны.

7. У Мясницких ворот Земляного города (барон Г. Гюйссен).

Б.И. Куракин добавляет, что эти ворота были «Бургомистровы», т.е. по всей вероятности строились на средства городского магистрата. Территориальное расположение этих ворот — проезд от Мясницкой к Новой Басманной. Через это место праздничные процессии следовали в Немецкую слободу и далее в Преображенское. Триумфальные арки строились на этом месте и позднее.

О триумфальных воротах, выстроенных в 1705 г. в честь взятия Митавы, сведений очень мало. Известно лишь, царь приказал «прежние триумфальные ворота построить вновь...». На основании этого можно предполагать, что арок было столько же, сколько в прошлом году, т.е. семь или восемь. О.Г. Агеева предполагает, что одна из арок была построена купцами. Это логично, но мы имеем дело всего лишь с предположением, ведь с тем же основанием можно предполагать, что триумфальные арки на свои средства соорудили А.Д. Меншиков, Г.Д. Строганов, духовенство и пр.

Новый грандиозный триумф был устроен в декабре 1709 г. в честь Полтавской победы. Вновь было сооружено 7 триумфальных ворот. По свидетельству датского посланника Юста Юля: «сам Царь на них ничего не израсходовал, так как приказал некоторым богатым боярам, чтоб они возвели их на свой счет...». Однако И.И. Голиков отмечает, что две триумфальные арки были возведены за счет казны, а остальные Петр I повелел построить представителям различных сословий. Из семи арок у него упомянуты Синодальные, Сенатские, Дворянские, Купеческие и Градские.

Из перечисленных И.И. Голиковым ворот за счет казны были построены Сенатские. Однако поскольку Сената в 1709 г. еще не существовало, так как был образован указом Петра I от 2 марта 1711 г., то И.И. Голиков переносит понятное ему, как представителю второй половины XVIII в., название Сенат на тот правительственный орган, который был до этого. Следовательно, эти ворота и были сооружены за счет казенных средств. Но по гравюрам и описаниям триумфальных арок  известно также, что за свой счет триумфальные ворота возвели А.Д. Меншиков, Г.Д. Строганов, учителя Славяно-греко-латинской академии. Последние триумфальные ворота позднее получили название Синодальных; естественно, что так в 1709 г. они так называться не могли, поскольку Синод был образован в 1721 г. Как и в случае с Сенатскими, И.И. Голиков передает более позднее название этих ворот. В итоге как раз и получается 7 триумфальных ворот.

Где территориально располагались ворота 1709 г.? Известно лишь, что А.Д. Меншиков возвел свою триуфальную арку на прежнем месте — напротив своей усадььбы, а врата школьных учителей были возведены на Красной пощади у Казанского собора.

Новое триумфальное шествие с возведением триумфальных арок произошло в декабре 1721 г., когда праздновалось победное окончание многолетней войны со Швецией. было сооружено 5 триумфальных арок. Из них место трех было определено указом Петра I от 26 сентября 1721 г. Арки были сооружены: 1) на Тверской — на месте специально сломанных для триумфа Тверских ворот Белого города; 2) на Никольской — у Казанского собора и 3) на Мясницкой у Земляного города. Спонсировать их возведение были должны соответственно Г.Д. Строганов, Синод и «гости и гостинной сотни и всего государства купечество». Ворота получили названия по их меценатам: Строгановские, Синодальные, Купеческие (Магистратские). Для «скорого в том исправления» Петр I приказывал взять деньги на строительство ворот из Штатс-контор-коллегии, и затем до конца 1721 г. вернуть их обратно, собрав с купцов через Магистрат. От себя возвел арку А.Д. Меншиков у Чистых прудов. Эти же ворота и их месторасположение упомянуты у И.И. Голикова. Еще одна арка была возведена герцогом Голштнским, бывшим в то время в Москве, подробное описание которых содержится в дневнике голштинского резидента Ф.В. Берхгольца. Описание Ф.В. Берхгольца дополняет рассказ Я.Я. Штелина, услышанный им от графа Брюммера, обер-маршала герцога Голштиского. В рассказе содержится информация о расположении триумфальных ворот герцога. Они были расположены пере его домом в Немецкой слободе.

К празднованию победного возвращения Петра I из Персидского похода по распоряжению императора в декабре 1722 г. Синодальные ворота были подновлены и прежние эмблемы и картины заменены новыми, соответствующими тематике триумфа. Все расходы были возложены на Монастырский приказ, т.е. осуществлялись за счет церковного ведомства. Кроме того, в дневнике Ф.В. Берхгольца упомянуты еще одни ворота, возведенные «от граждан». Однако конкретное место их расположения неизвестно.

Примерно в это же время в Москве появилась еще одна триумфальная арка. Ее воздвигнул лейб-медик Петра I Николас Бидлоо на территории своей усадьбы, располагавшейся на левом берегу Яузы, слева от основанного им Госпиталя, между рекой и Лефортовской слободой. Еще в 1709 г. Бидлоо в честь Полтавы поднес Петру I проект триумфальной арки с собственными рисунками и описанием. Но тогда этот очень содержательный и достойный проект почему-то не был воплощен.

Однако проект сохранился и стал предметом специального изучения О.С. Евангуловой. А.А. Аронова в своей статье об усадьбе Бидлоо привела различные виды усадьбы, выполненные ее хозяином, на двух из которых была изображена триумфальная арка, расположенная напротив госпитального сада. Ее сравнение с авторским рисунком Бидлоо 1709 г., который приводит и О.С. Евангулова в своей статье, убеждает в том, что эта та самая арка (чуть-чуть внешне измененная), проект которой Бидлоо подал в 1709 г. Петру I.

Хотя виды своей усадьбы Н. Бидлоо создавал после смерти Петра, в период между 1725 — 1735 гг., но сама усадьба уже существовала в 1722 г.; ее в конце года посетил Петр I. Вероятнее всего, триумфальные ворота уже существовали к этому времени; и тогда их возведение могло быть приурочено либо к Ништадскому триумфу, либо к Персидскому. Живописно-скульптурное убранство ворот скорее всего было несколько изменено, чтобы прославлять Ништадт или Персидский поход, но архитектура ворот, как это можно судить на основании сравнения рисунков арки, оставались практически без изменений. В любом случае, хотя точно и не известно, время возведения арки и событие, которое она прославляла, крайне важно то, что она была воздвигнута.

К коронации Екатерины I также была сооружена триумфальная арка, которая накануне коронования (6 мая) придирчиво осмотрела будущая императрица. Арка была сооружена по инициативе герцога Голштинского, взявшего на себя все расходы. Вероятно , она находилась в Немецкой слободе. По-видимому, Екатерина осталась довольна портами, поскольку Берхгольц пишет, что «врата эти задуманы и исполнены очень хорошо и возбуждают всеобщие похвалы». Это была последняя триумфальная арка, сооруженная в первопрестольной в петровское время.

Однако помимо непосредственно возведения триумфальных арок по ходу шествия войск, многие ворота Китай-города, Белого и Земляного города также празднично украшались, что придавало им определенное сходство с триумфальными арками. Но при этом современники четко различали празднично украшенные ворота от возведенных триумфальных арок.

Триумфальные арки сооружались и в новой столице россии — Петербурге. Здесь в петровское время было сооужено всего 4 триумфальные арки (не считая, конечно, декорацию фейерверка 1 января 1712 г. на мир с Турцией в виде триумфальной арки). Две из них носили временный характер и были построены в 1714 г. в честь Гангутской победы. Первая триумфальная арка располагалась на главной площади города: Троицкой. Это была трехпролетная арка с живописными картинами; в ее центре наодилсярельеф двуглавого орла, а наверху — фигура с атрибутами правосудия (змея и весы), символизировавшая Росиию. Арка была запечатлена на гравюре Г. Девита по рисунку П. Пикарта, изобразившего морской триумф Роси. Другая арка была возвежена насредства губернатора города А.Д. Меншиковым перед его дворцом на Васильевском острове. Она располагалась у самой воды и была рассчитана на обзор с проплывавших мимо судов. Эта арка вместе с видом Васильевского острова и триумфального ввода шведских судов по поводу Гангутской победы изображена на гравюре А.Ф. Зубова.

Две другие триумфальные арки — это одновременно и крепостные ворота Петропавловской крепсти: Петровские и Невские. Первые изначально строились как триумфальная арка; вторые приобрели триумфальный характер в конце петровского времени. Здесь получила свое дальнейшее развитие московская тематика, так как произошло соединение крепостных ворот с триумфальной аркой, причем в этом соединении отчетливо проявилась древнерусская традиция отношения к главным городским воротам как к парадному, триумфальному въезду в город. В отличие от всех триумфальных арок петровского времени, бывших деревянными и носивших временных характер, триумфальные ворота Петропавловской крепости были перестроены из деревянных в каменные. Петровские же триумфальные ворота, подвергшись изменениям, сохранились до наших дней и продолжают украшать вход в Петропавловскую крепость. Триуфальным воротам Петропавловской крепости посвящен специальный раздел данной работы.

Столь существенное на первый взгляд различие числа триумфальных арок в Москве и Петербурге объясняется очень просто. Петербург был основан в 1703 г. и только формировал свой облик; кроме того в силу своего географического расположения и предназначения это был прежде всего морской город, поэтому и проходившие в нем триумфы носили водный характер. В силу этих причин три из четырех триумфальных арок Петербурга петровского времени были непосредственно, а Петровские ворота косвенно связаны с триумфом русского флота.

[К содержанию]

Триумфальные арки в провинции


Триумфальные арки в петровское время возводились не только в Москве и Петербурге. Вскоре после взятия Нарвы в ней по указу Петра была сооружена триумфальная арка, ознаменовавшая для русских взятие «неприступной» крепости и столь долгожданную победу. Естественно, что взятие в 1704 г. Нарвы, где четыре года назад молодой царь потерпел жестокое поражение от шведов, имело огромное значение для Петра I. Ее автором был Д. Трезини. Арка была построена в 1704 г. Ее видел Юст Юль, посетивший Нарву в 1709 г. и отметивший ее великолепие. Исследовательнице И.И. Лисаевич удалось установить и точное местоположение ворот благодаря сопоставлению данных источников петровского времени и более поздних рисунков и планов. Итак, ворота располагались на том месте, где русской артиллерией была пробита брешь в стене города. Эти ворота вели к главным социально значимым объектам Нарвы: ратуше и дворцу Петра I, расположенным в центре города на рыночной площади. Следует отметить, что именно по образцу триумфальных ворот в Нарве были в будущем построены триумфальные ворота Петропавловской крепости.

Триумфальная арка была возведена и в Шлиссельбурге. Завоевание шведского Нотенбурга, древнерусского Орешка, города-крепости было ключом к освоению течения Невы и Балтики. Петр I это очень хорошо понимал, и прекрасно обыграл в сюжетах фейерверков, триумфальных арок и других видов массовой пропаганды. Даже название крепости, Шлиссельбург (ключ-город) говорило само за себя. очень важно отметить, что это была первая действительно крупная победа русских в Северной войне, это было первое взятие мощнейшей шведской крепости. Петр I установил даже специальный ритуал: если только он был в день взятия крепости в России и дела позволяли, он обязательно приезжал из Петербурга с соратниками (многие из которых были участниками знаменитого штурма) по воде в Шлиссельбург, где была праздничная стрельбы из пушек, колокольный перезвон и благодарственные молебны в честь победы.

Исследователям А.Н. Кирпичниковым и В.М. Иогансеном были найдены сведения о существовании в Шлиссельбурге триумфальных ворот. Следует согласиться с их версией, что вероятнее всего они были сооружены к празднованию Гангутской победы. Наиболее раннее документальное упоминание о воротах содержится в донесении коменданта Бухгольца от 24 сентября 1718 г. Следующее упоминание относится к 10 октября 1721 г. и связано с отпуском «леса» для их ремонта. К сожалению, никакой информации о внешнем виде в источниках не содержится.

[К содержанию]

Создатели


Создателями триумфальных арок считались архитекторы, хотя это был коллективный труд многих десятков людей. По сохранившимся данным можно восстановить имена многих архитекторов, живописцев,  "обретавших у строения триумфальных порт".

Известен создатель московской триумфальной арки 1686 г. Это юыл выходец из Армении Богдан (в православном крещении Иван) Салтанов, приехавший в столицу в 1667 г. Он возглавил также и все живописные работы по оформлению первого московского триумфа.

Достоверных сведений о том, кто были архитекторы и живописцы, создавшие триумфальные арки 1702 — 1704 гг., не сохранилось. Поэтому перейдем к другим московским триумфам. Архитектор Иван Зарудный построил в 1709 г. Синодальные ворота и арку А.Д. Меншикова; а триумфальные ворота «именитого человека Строганова», по убедительной версии В.Ф. Борзина, — архитектор Григорий Устинов. Указом от 1 октября 1721 г. Петр I назначил автором постройки Синодальных ворот И. Зарудного, который, как говорилось в указе, «наперед сего у строения прежних Полтаской баталии ворот был...». Другим указом Петра I (3 октября 1721 г.) «к строению» Купеческих ворот был назначен архитектор Иван Устинов. К строительству ворот предполагалось также привлечь и знаменитого Доменико Трезини, но по болезни он не был послан в Москву. Кроме того, как известно, из описания триумфальных аррок 1721 г., И. Зарудный соорудил Синодальные и Меншиковы врата, а И. Устинов — Строггановы и Купеческие.

Как уже отмечалось, голландский врач, лейб-медик Петра Великого Н. Бидлоо воздвигнул на территории своей усадьбы триумфальную арку. Бидлоо был разносторонне эрудирован и талантлив, и прославился не только в области медицины, но и проявил себя как незаурядный архитектор, садовод, драматург, художник и педагог. У него уже имелся опыт в устройстве триумфальных арок. Так, еще в Голландии он помогал своему дяде, главе Лейденского университета Готфриду Бидлоо в декоративно-оформительных работах по созданию триумфальных врат для приема в 1691 г. в Гааге штатгальтера Нидерландов Вильгельма III по проекту уже упоминавшегося Стевана Веннекаля, автора фейерверка в Амстердаме в 1697 г. в честь русского посольства.

Свой триумфальный проект 1709 г. Н. Бидлоо все же воплотил в своем собственном саду. Но поскольку воплощение замысла произошло спустя десятилетие, то естественно, автор не мог не внести в сюжет определенных изменений, соответствующих конкретному новому поводу празднования. Таким образом, в Москве начала 20-х гг. XVIII в. существовала еще одна триумфальная арка, возведеннная частным лицом на собственные средства.

13 декабря 1722 г. Синод получил письмо от императора с приказом починить Синодальные триумфальные ворота 1721 г. «и приличныя картины к нынешнему входу прибавить», т.е. к входу Петра в Москву после победоносного Персидского похода, поставил назначить ответственным за все работы И. Зарудного. Причем обновленные ворота должны были быть готовы уже к 18 декабря (день триумфального входа Петра I в Москву), т.е. на всю работу отводилось всего лишь три дня. Однако несмотря на столь малое время и случившуюся бурю, которая порвала многие картины и рамы на триумфальных воротах, в результате чего их пришлось делать заново, ворота были готовы в срок.

Триумфальная арка, возведенная к коронации Екатерины, была создана по инициативе голштинского герцога Карла Фридриха. Непосредственными авторами были голштинцы из свиты герцога: барон Ренне, спроектировавший ворота, и посланник в России Штамке, который сочинил к воротам девизы и надписи.

В Петербурге известно авторство лишь двух триумфальных арок — крепостных ворот Петропавловской крепости. Их соорудил первоначально деревянными, а затем повторил в камне первый архитектор Петербурга Доменико Трезини. Он же был автором триумфальных ворот в Нарве  - эту постройку он назвал в ряду своих первых работ в России. Вероятнее всего он построил и триумфальные врата в Шлиссельбурге, так как именно в эти годы там работал, а ряд его построек сохранились в этой крепости. Логично предположить, что именно ему, первому архитектору нового города, столицы империи, уже построившему ряд арок, Петр I мог доверить строительство столь важных в идеологическом и пропагандистском значении триумфальных врат.

Перейдем к живописцам, которые писали триумфальные картины, прославляя победы русского воинства и его предводителей и высмеивали прегордых и тщеславных врагов России. Строгановские ворота 1709 г. были выполнены Степаном Нарыковым. Григорий Одольский занимался украшением и росписью картин на Серпуховских крепостных воротах. В этом ему помогала целая команда живописцев: Лев (Леонтий) Федоров, Александр (Алексей) Захаров, Иван Евсеев, Василий Ермолаев, Иван Григорьев, Максим Федоров, Никита Максимов, Василий Познанский, Иван Обросимов. Скорее всего, они участвовали и в росписи других триумфальных ворот города.

О живописцах, принимавших участие в росписи триумфальных ворот 1721 г., известно немного. Согласно указу Петра I от 1 сентября 1721 г. назначенный ответственным за сооружение триумфальных Синодальных ворот архитектор Иван Зарудный мог выбрать для росписи живописцев по своему усмотрению. Вскоре другим указом от 3 сентября 1721 г. «к строению» Синодальных ворот был определен живописцем Роман Никитин. В работе принимали участие также живописцы Иван Нарыков, Семен Чернавский, Луи Каравакк.

[К содержанию]

Литература:

 

Зелов Д.Д. Официальные светские праздники как явление русской культуры конца XVII -  первой половины XVIII вв. История триумфов и фейерверков от Петра Великого до его дочери Елизаветы. М., 2002.