Историк, этнограф, фольклорист, искусствовед, член-корреспондент Санкт-Петербургской Академии наук. 

Иван Михайлович родился 23 апреля 1793 г. в Москве в семье Михаила Матвеевича Снегирева, писателя, переводчика, профессора Московского университета по кафедре логики и нравственной философии, а позже по кафедре естественного, политического и нравственного права. 

 

Академическая карьера


После домашнего обучения в 1802 г. поступил в гимназию при Московском университете; в 1807 г. был произведен в студенты, а в 1810 г. — в кандидаты. При этом он два раза получил серебряную медаль за сочинение по отделениям этико-политическому и словесному. В 1815 г. И.М. Снегирев получил степень магистра словесных наук и уже в следующем году был определен преподавателем по кафедре римской словесности и древностей.

Первоначальные основы своего образования и общее направление И.М. Снегирев получил в филологической школе профессоров И.Ф. Буле, Х.-Ф. Маттеи и Р.Ф. Тимковского. Эта школа, как позднее признавался ученый в своих воспоминаниях, дала ему прочный метод для дальнейших научных изысканий. Под влиянием своих учителей он настолько увлекся латинским языком, что искал людей, с которыми можно бы было говорить по-латыни, а с академиком Френом завязал переписку на латинском языке. И его первые работы тоже были направлены в область классической филологии; так в 1816 г. вышли его труды на латинском языке: «Dissertatio de profectibus Romanorum in disciplinis severioribus» и "Nova Ghrestomatia «Latina». Несколько позже появилась и его «Латинская грамматика».

Однако на этом работы И.М. Снегирева по классической филологии приостановились, хотя он сам еще долгое время был профессором римской словесности: именно, с 1816 г. он состоял преподавателем при университете, с 1819 г. — адъюнктом, с 1826 г. — экстраординарным профессором по кафедре латинского языка, а вскоре сделан был и ординарным и оставался им до 1836 г. В 1836 г. он был уволен от профессуры, вследствие преобразования университета по уставу 1835 г. и с этого момента еще более занимался своими научными исследованиями в области русской словесности, отечественной истории, археологии и этнографии.

 

«Русские в своих пословицах»


Параллельно с изучением латыни И.М. Снегирев стал преподавать русскую словесность в гимназии Московского Воспитательного дома (1817 – 1827 гг.). Следует отметить, что интерес ученого к отечественной филологии не был случайным. Он достаточно рано заинтересовался русской стариной, что видно по его воспоминаниям, где он рассказывает, как еще, будучи студентом, ездил с своим отцом по Рязанской губернии, и какое впечатление произвели на него виденные им там древности. Очевидно он не переставал интересоваться русскими древностями и после, так как еще в 1820 г. был выбран в члены Общества любителей русской словесности и в заседаниях этого общества делал доклады о своих археологических исследованиях относительно русских пословиц, праздников обрядов и проч. В 1827 г. он избран был в члены Московского Общества истории и древностей и семь лет подряд был секретарем этого общества. Таким образом с самого начала 1820-х годов интересы И.М. Снегирева были направлены в область русской этнографии, которая в то время, как наука, не существовала. Не было ни научных приемов, ни подготовительных работ. Тем не менее исследования ученого в этой области  увенчались успехом. В 1822 г. в дневнике он сделал пометку о том, что-9 декабря в Обществе любителей российской словесности он читал свое рассуждение о русских пословицах. На следующий год исследование о пословицах он издал отдельной брошюрой под названием «Опыт рассуждения о русских пословицах». Это была первая работа в России о пословицах; она интересна тем, что в то время была самым большим и самым обстоятельным исследованием данного предмета. В ней ученый тесно увязывает пословицы и поговорки с русской историей, с историей права, законами. Интересно отметить и тот факт, что И.М. Снегирев в этой книге различает пословицы общие и местные. Первые, по его мнению, отображают общий, коренной характер народа, всем известные события, другие показывают «какие-либо местные происшествия и случаи». В дальнейших своих работах он привел сотни местных пословиц и поговорок, объяснил их происхождение, указал район или область, где они появились. После издания первой исследовательской работы, в 1829 г., И.М. Снегирев выступил со статьями о пословицах в трех периодических изданиях: в журнале «Вестник Европы» за май-июнь он опубликовал статью «Замечания о русских пословицах, сходных с греческими и римскими»; во втором номере журнала «Атеней» – статью «О пословицах вообще и в особенности о русских»; а также в литературно-музыкальном альманахе «Радуга» за 1830 год – статью «О народных русских пословицах, относящихся к законодательству и старинным судебным обычаям». Все эти работы составили затем основу его четырех книг "Русские в своих пословицах. Рассуждения и исследования об отечественных пословицах и поговорках", изданных в 1831 – 1834 гг., ставших одним из главных фундаментальных исследований в данной области филологии.

В дальнейшем И.М. Снегирев не прекратил своих научных изысканий; он продолжал собирать и изучать русские притчи, народные и книжные пословицы, разнообразные поговорки, изречения духовных отцов, взятые из священного писания, афоризмы. Всего в его сборниках содержится 10 635 различных текстов, вплоть до появления сборника В. Даля, это был самый обширный фольклорный фонд.


«Русские простонародные праздники и суеверные обряды»


Изучение пословиц и поговорок привело ученого к новой теме – народные праздники. По словам самого ученого заняться данной проблемой ему предложил митрополит Киевский Евгений, который предоставил ему (в 1825 г.) план сочинения. Как и в предыдущем своем труде, здесь И.М. Снегирев также не имел предшественников; перед ним лежала тема обширная и никем еще незатронутая. Как в книге о пословицах, так и здесь, обильный материал собран был живым личным наблюдением, сведениями от других и большим знанием старой и новой русской литературы; такого богатого материала до этого не было собрано никем, никем не было и объяснено. Итогом исследований стало капитальное, в 4 выпусках (1837—1839 гг.), сочинение «Русские простонародные праздники и суеверные обряды».

В данном труде материл по праздникам и народным календарным обрядам изложен в систематическом порядке, по годовому циклу: святки, масленица, встреча весны, красная горка, радуница, юрьев день, первое мая, семик, троицын день, русалии и пр. с более мелким дроблением некоторых из этих празднеств. Для дальнейшего изучения праздников и народных праздничных обрядов, традиций и ритуалов существенное значение имеет и предпринятая ученым попытка периодизации типов праздника по сезонам, что легло впоследствии в основу цикловой концепции праздника. По этой типологии своеобразие народных праздников и праздничной обрядности подчиняется делению года на летний и зимний циклы, причем весна предстает преддверием лета, а осень – зимы. Порядок праздников в продолжение года протекает в виде восходящей кривой от Рождества к Ивану Купале и нисходящей – от Ивана Купалы к Рождеству. Эти кривые образуют не четырех, как полагал И.М. Снегирев, а двуцикловой праздничный календарь года, в котором опорными пунктами являются летний и зимний солнцевороты.

При всем при этом авторе, не удовлетворяясь только изложением сырого фактического материала, предпослал ему в первом выпуске своего рода теоретическое введение: в нем освещается общий вопрос происхождения праздников, проводится ясное разграничение между чисто народными их элементами и церковнохристианскими прибавлениями, ставится задача сравнительного изучения календарной обрядности у разных народов. Ученый видит в этом один из путей познания исторических связей между народами. Заслугой И.М. Снегирева является также первое теоретическое определение праздника («Само слово праздник выражает упразднение, свободу от будничных трудов, соединенную с весельем и радостью. Праздник есть свободное время, обряд — знаменательное действие, принятый способ совершения торжественных действий; последний содержится в первом»), а также характеристика некоторых его существенных моментов, например, взаимосвязь со структурой свободного времени, аграрных циклов, быта и пр. («Древние праздники народа остались от древнего быта как отечественные обычаи, обратившиеся в игру его жизни»).

В своем исследовании И.М. Снегирев пользуется указаниями Тредьяковского о народной песне, Гютри — о старинных русских обычаях; он делает ссылки на Шлегеля, Ваксмута, Отфрида Мюллера, а в начале книги высказывает сожаление, что не мог пользоваться только выходившими тогда в свет сочинениями о мифологии и древностях, Шеллинга, Гримма и Шафарика.

За данное сочинение И.М. Снегирев получил в 1839 г.от Императора Николая I бриллиантовый перстень, а в 1840 г. Академия Наук присудила ему демидовскую премию.


«Лубочные картинки»


С начала 1840-х годов И.М. Снегирев увлекается старым русским художеством и в особенности памятниками московской и подмосковной старины. В 1844 г. он окончил и напечатал свой третий знаменитый труд — «Лубочные картинки». И здесь он первый прокладывал дорогу, так как до него никто не затрагивал вопроса о данном виде народных картинок. За это исследование он принялся еще в 1822 г. и через два года читал о лубке доклад в Обществе любителей российской словесности, но встретил мало сочувствия своей новой работе. Некоторые члены даже сомневались, «можно ли и должно ли допустить рассуждения в их обществе о таком пошлом, площадном предмете, какой предоставлен в удел черни». До издания Д.А. Ровинского (1881 г.) данный труд был единственным цельным трактатом по этому предмету.


«Москва. Подробное историческое и археологическое описание города»


Одним из предметов пристального научного внимания И.М. Снегирева была Москва. Как старожил, связанный воспоминаниями детства и семейными преданиями с московскою стариною, И.М. Снегирев в течение всей своей жизни занимался исследованием древностей первопрестольной. «Никто из ученых,– писал его биограф,– не знал так хорошо, как он, все урочища древней столицы, никто больше его не исходил и не исследовал до малейших подробностей московские церкви, монастыри и другие остатки московской старины, никто не знал столько разных сказаний и анекдотов, связанных с разными местностями и памятниками древней столицы». Его называли «самым опытным, самым бывалым путеводителем по Москве». Именно И.М. Снегирев установил верную дату первого упоминания о Москве – 4 апреля 1147 г. Когда решено было восстановить так называемые Романовские палаты, то прежде всего обратились к ученому, как главному знатоку Москвы и всех ее достопримечательных особенностей.

Итогом увлечения Москвой И.М. Снегирева стала публикация(совместно с архитектором и археологом, членом-корреспондентом Императорского Археологического общества Алексеем Александровичем Мартыновым (1818 – 1903) целого ряда статей, заметок и целых многотомных исследований («Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества», «Москва. Подробное историческое и археологическое описание города»).

За эти труды ему высочайше пожалован был орден Станислава I степени. Одесское общество истории и древностей избрало его своим членом; то же сделало Императорское Археологическое общество в Петербурге, а также в 1854 г. – Академия наук. Археографическая комиссия не раз обращалась к нему за содействием. Почтило его избранием в свои члены и Королевское Копенгагенское Общество северных антиквариев.

Научные знания И.М. Снегирева оказались востребованными при публикации «Древностей Российского Государства», начавших выходить с 1846 г. В этом издании ученым написан текст в выпусках I, IV, и V.

 

Цензура

 

Еще одной стороной профессиональной деятельности И.М. Снегирева была цензура. В 1828 г. он назначен был цензором Московского цензурного комитета. В числе много ему было поручено заниматься произведениями А.С. Пушкина. Консервативно настроенный ученый был убежден, что многие стихотворения поэта оказывают «вредное влияние на нравственность юношества», и как цензор, он не пропустил несколько слов во второй главе «Евгения Онегина», а также ряд язвительных замечаний поэта на его критиков и неблагоприятно отозвался о «Сценах из Фауста» и «Графа Нулина». Это было причиной сложных отношений между ними, и Александр Сергеевич даже собирался жаловаться на старозаветного цензора «высшему начальству».

Работа И.М. Снегирева как цензора возмущала не только А.С. Пушкина: Н.В. Гоголя не устраивала задержка его «Мертвых душ»; а В.Г. Белинский прозвал его «Совестдрал», принимая его прямодушное и честное отношение к работе за медлительность и формальное выполнение своих обязанностей.

Однако, каждый из них отдавал должное его знаниям и высоким профессиональным качествам, а после бурных столкновений в процессе работы продолжали и личное знакомство, и творческое общение. Так, Пушкин собирался издавать вместе с ним народные песни (в 1836 г. поэт в последний раз приезжает в Москву, и 15 мая его посещает Снегирев. Они беседуют о снегиревском труде «Русские в своих пословицах», и Пушкин даже обещал написать рецензию на эту работу и пригласил ученого к сотрудничеству в журнале «Современник»), а Гоголь сам желал видеть именно его своим цензором. Тем не менее, эмоциональные характеристики, возникшие в бурном реагировании на те или иные конкретные ситуации, в раздражении и нетерпеливости были подхвачены потомками – и И.М. Снегирев вдруг стал и «мракобесом», и «ретроградом».

Деятельность Снегирева-цензора закончилась неудачно: он пропустил статью об истории университетской типографии в «Московских ведомостях», где сообщалось о работе Н.И. Новикове. Из-за этого ему предложили подать в отставку и, хотя за него сильно хлопотали, тем не менее он был уволен от службы 15 февраля 1855  г.

Конец жизни ученого был печален – он поехал в Санкт-Петербург хлопотать о пенсии, остановился у жены, с которой не ладил, и ни она, ни сын его не позаботились о нем, когда он заболел. Его поместили в Мариинскую больницу для бедных, где И.М. Снегирев и умер, покинутый всеми, 9 декабря 1868 г. Похоронили его в Александро-Невской лавре.

Академия Наук и Московский университет в своих годичных собраниях (29 декабря 1868 г. и 12 января 1869 г.) публично признали за И.М. Снегиревым неотъемлемые заслуги на поприще историко-археологических изысканий, составивших несколько сот различных материалов (статьи, заметки, книги).

А.Н. Пыпин, характеризуя научные заслуги этого великого ученого, подчеркивал, что он первый приступил к тщательному и подробному изучению Москвы, первый описал русские пословицы, первый серьезно рассматривал народные лубочные картинки, первый исследовал русские праздники и обряды. Эти приоритетные направления народной жизни не были до него предметом серьезного изучения. Он впервые вынес их в сферы пристального внимания научной общественности. И.М. Снегирев не имел предшественников и, разрабатывая многие темы, раскрывающие богатство народной жизни, к которым до него никому не приходило даже в голову чуть приблизиться, оказался у истоков таких наук, как отечественная этнография, российская фольклористика, краеведение, археография.

 

Публикации:

 

  • Снегирев М.И. Русские в своих пословицах. Ч. I — ІV (М., 1831—1834).
  • Снегирев М.И. Русские простонародные праздники и суеверные обряды Ч. I — IV (М., 1837—1839).
  • Снегирев М.И. Памятники московской древности (М., 1842—1845).
  • Снегирев М.И. Лубочные картинки (M., 1844 г., 2-е изд. 1861).
  • Снегирев М.И. Русские народные пословицы и притчи (М., 1848).
  • Снегирев М.И. Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. 15 выпусков (M., 1846—1854). 2-е издание — 1854—1857 (вместе с Мартыновым).
  • Снегирев М.И. Путеводитель из Москвы в Троицкую лавру (M., 1856).
  • Снегирев М.И. Памятники древнего художества в России. 3 вып. (М., 1850).
  • Снегирев М.И. Памятники Московской Древности. XI тетрадей (M., 1846).
  • Снегирев М.И. Москва. Подробное историческое и археологическое описание города (М., 1865).
  • Снегирев М.И. Торжественное воспоминание в Москве 11 октября 1812 г. чрез 40 лет в 1852 году. М., 1852.
  • Снегирев М.И. Торжественные празднества в новом императорском Кремлевском дворце. М., 1849.

 

Литература:


  • Орлов О.Л. Российский праздник как историко-культурный феномен. СПб., 2003.
  • Рогова Н.Б. Иван Михайлович Снегирев: цензор и литературный герой (1792 – 1868) // Цензура в России: история и современность. Сб.науч. трудов. Вып. 2. СПб., 2005.
  • Рогова Н.Б. М.М. Снегерев и И.М. Снегирев – профессора Московского университета // Философский век. История университетского образования в России и международные традиции Просвещения. СПб., 2005.
  • Снегирев Иван Михалович // Биографическая энциклопедия «Биография.ру».
  • Снегирев Иван Михайлович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона.
  • Токарев С.А. История изучения календарных обычаев и поверий // Календарные обычаи и обряды в странах зарубежной Европы. Исторические корни и развитие обычаев. М., 1983.