Один из наиболее распространенных вариантов традиционных качелей («Скакухи», «Скакули», «Скакушки»).


Были распространены у русских, украинцев, белорусов, а также у финно-угорских народов северо-востока России.

«Скакухи» можно отнести к числу самых простых по организации деревенских развлечений. Устраивались они следующим образом: на «деревянный отрубок толщиною вершков 10-ти… кладется срединою доска аршин 5, по концам этой доски становится по девице и скачут попеременно, скоком поднимая одна другую кверху». Так как зачастую в праздничные дни в деревнях устанавливали не один такой снаряд, а несколько, площадка с качелями представляла собой живописное зрелище. Девушки, играющие на разных досках, всячески пытались отличиться, показать себя: кто-то старался подпрыгнуть выше всех, кто – во время полета пробовал выполнить какое-нибудь замысловатое па. Скакание на доске было сопряжено с выполнением различных фигур, каждая из которых имела свое название, например, «сновать», «ткать», «кроить», «шить», «черепья собирать», «землю мерить», «полотенца дарить». Если кто-то приземлялся мимо доски, это называлось «череп разбила», «корчагу получила», «пену макала». Интересно, что некоторые из данных названий перекликаются как с названиями и терминологией славянских и южнорусских весенних хороводов, изображавших процесс ткачества и изготовления одежды девушки-невесты, так и с вологодскими масленичными обычаями с собиранием черепков.

При все незамысловатости устройства, данный вид качелей имел ряд специфических, в чем-то даже уникальных особенностей.

Первая особенность – хронологическая. В отличие от других видов качелей, которые хотя и имели определенные временные ограничения по устройству, «скакухи» разрешалось устраивать только в короткий промежуток времени между Красной горкой и завершением сева хлебов. Выделение верхней границы было связано с многочисленными ограничениями, действующими в течение Великого поста и, после, во время проведения пасхальных торжеств. Нижняя граница устанавливалась в связи с тем, что после окончания сева по представлению крестьян «земля беременна» ("…после того как посеют, в полях посадят огороды, девушкам не следует скакать на досках, потому что все посадили. «Все посияно – тяжело земле будет»). Кроме того запрет на «скакухи» был связан с тем, что считалось, что таким образом «Христа приколачивают».

Вторая особенность – гендерная: скакание на доске было исключительно девичьим развлечением. Скорее всего это могло быть связано с магическими представлениями о подъеме вверх, подпрыгивании, подбрасывании чего-либо. Е.В. Аничков усматривал этом рудименты обряда очищения весенним воздухом; Д.К. Зеленин видел в этих действиях ритуал, связанный с земледельческим культом: высота взлета на качелях и прыжков на доске должна была послужить символом мощного роста растений и вызвать этот рост.

Несмотря на то, что постепенно обрядовая составляющая такого традиционного действа, как «скакание на доске» исчезла, сами «скакухи» сохранились, их по-прежнему иногда устраивают в весенние праздничные дни в русских деревнях.

 

Источники и литература:


Зеленин Д.К. Восточнославянская этнография. М., 1991.

Любимова Г.В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX – начало ХХ века. Новосибирск, 2004.

Морозов И.А., Слепцова И.С. Круг игры. Праздник и игра в жизни севернорусского крестьянина (XIX – ХХ вв.). М., 2004.

Соколова В.К. Весеннее-летние календарные обряды, русских, украинцев и белорусов. М., 1979.

Терещенко А. Быт русского народа. Забавы, игры, хороводы. М., 1999.