Одна из  форм советской политической и праздничной культуры. 

 

Датой ее «рождения» можно считать революционный 1917 г., когда стремительно радикализирующееся российское общество творчески синтезировало два привычных компонента политической и художественной культуры, сформировав абсолютно новое явление.

"Соединение концерта с симфонической программой и митинга – характерное явление революции. И действительно, в наше тревожное время, когда бесчисленное количество вопросов жизни волнуют головы и сердца, публика, собравшаяся на концерт, не может быть, как прежде, бессловесной массой. Хочется слышать живое слово, мысли ищут отклика, сердце успокоения", – написала петроградская газета «Речь» в заметке от 14 мая 1917 г.

Весной-летом 1917 г. митинги-концерты являлись одними из наиболее популярных способов проведения свободного времени россиян (прежде всего жителей крупных развитых городов). В.С. Войтинский писал:

«Музыкальные номера чередовались здесь с речами. На сцене мелькали члены Временного правительства, оперные певцы, профессора, балерины, революционные деятели. В артистической и за кулисами, ожидая очереди выступления на подмостки, участники вечера беседовали между собой об искусстве и о политике».

Центрами проведения подобных мероприятий чаще всего становились театры. В Москве наибольшей популярностью пользовался Большой, в Петрограде – Мариинский, в провинциальных же городах они могли проходить как в городских театрах, так и в кинематографах.

Цели, преследуемые при организации митингов-концертов, могли быть самыми различными. Довольно часто в них на первый план выходила политическая составляющая, и тогда они приобретали вид своеобразных дебатов, необходимых для усиления влияния в обществе. Журналист Н.Н. Суханов так описал первомайский митинг-концерт:

«Кроме политики в программе вечера стояла обширная и тщательно подобранная музыкальная часть. Была возможность выпустить всего 3-4 ораторов, да и то не больше как минут 15 каждого. А их понаехало видимо-невидимо, и они за кулисами препирались из-за мест и очередей. Разумеется, их в конце концов было гораздо больше, чем следует.

Чередуясь с музыкальными номерами, что-то очень „деловое“ проворчал Урицкий, потом хрипел Каменев, острил Скобелев, нестерпимо долго пел Чернов… Возбужденно требовала у организаторов Коллонтай, чтобы ее выпустили непременно, так как она „может поднять настроение“… 

Настроение и без того было неплохое. Солдаты в полном единении с рабочими восторженно встречали каждое заявление не только о земле, но и о мире. Призывы к решительной борьбе за действительное братство народов и за всеобщий мир вызывали долгие овации. Немалый успех имели и все выпады левых ораторов против буржуазии и, в частности, против Временного правительства... Когда Коллонтай, правдами или неправдами, появилась на трибуне, она не столько подняла настроение, сколько попала в самый центр его.

– Товарищи, – говорила она, между прочим, сжав по обыкновению кулаки и подскакивая на трибуне, – вам твердят ежедневно: солдаты – в окопы, рабочие – к станкам! Что же – ни солдаты, ни рабочие от этого не уклонились! Окопы защищены, а на заводах работает столько станков, сколько желают пустить в ход хозяева... Но вы, товарищи, не забудьте о другом. Рабочие – к станкам, чтобы работать, солдаты – в окопы, чтобы умирать. А буржуазия? А помещики?.. Помещики – на покой в свои усадьбы! А буржуазия – к своим награбленным сундукам!..

Эти святые истины попадали в самую точку, в самый центр бродящей мысли массовика. Блестящий зал императорского театра неистовствовал от восторга: настроение массы было ухвачено и возвращено ей обратно в виде некоего эмбриона некой политической программы...».

Нередко митинги-концерты проводились с благотворительными или просветительными целями. Например, 19 мая в Петрограде в театре Музыкальная драма состоялся концерт, который устраивала известная борец за права женщин Вера Фигнер для сбора средств на приобретение литературы для крестьян. В нем принимали участие А.Ф. Керенский, В.М. Чернов, Г.В. Плеханов, актеры Р.Е. Фигнер, Т.Л. Щепкина-Куперник, Н.А. Смирнова, Н.Н. Рождественский. Через несколько дней подобное мероприятие устраивалось уже в пользу военнопленных. Речи произносили П.Н. Милюков, А.Ф. Керенский, И.Г. Церетели, В.М. Чернов, Н.В. Некрасов, Н.С. Чхеидзе и другие видные политики того времени, председательствовал же сам М.В. Родзянко. В концерте также принимали участие известные театральные деятели.

Настоящей звездой подобных мероприятий был А.Ф. Керенский. Так, на митинге-концерте в петроградском цирке Чиниелли он, встреченный овацией зрителей, предложил спеть «Марсельезу»: "А.Ф. Керенский затягивает первые слова. В это время дирижер оркестра дает министру юстиции смычок, и он продолжает им дирижировать. В заключении к Керенскому обращается капельмейстер Волынского полка: «Вы не только блестящий министр, но и дирижер».

В митингах-концертах участвовали виднейшие деятели русского искусства, которые порой представляли порой на суд публики собственные революционные произведения. Например, на концерте-митинге гвардейского Преображенского полка Ф.И. Шаляпин исполнил «Гимн революции», автором стихотворного текста был сам певец, а музыка была частично заимствована из военной песни гарибальдийцев. В Севастополе во время грандиозного концерта под открытым небом Шаляпин исполнил свой гимн с красным знаменем в руках.

К осени 1917 года количество собственно митингов-концертов будет сокращаться, в ситуации усиления национального противостояния более востребованными станут «чистые» политические формы — митинги, собрания, совещания, не смешиваемые с «легким» жанром концерта.

После Октябрьской революции митинги-концерты станут вновь активно использоваться. Особенное значение они приобретут в период гражданской войны, когда будут использоваться в качестве своеобразного орудия «политического воспитания и сплочения масс».

Естественно, что в новых политических условиях данная форма претерпела определенные трансформации. Во-первых, она приобрела четкую календарную приуроченность, чаще всего митинги-концерты стали проводиться в дни «красных» революционных торжеств, главным образом Октябрьских годовщин и Первомая.

Кроме того с учетом складывания жесткой однопартийной системы, плюрализм данных акций, свойственный им в 1917 году, неуклонно отходил в прошлое. Однако это ни в коей мере не отменяло их политической сущности. Как и ранее они использовались для привлечения на свою сторону новых сторонников, «переманивания» противников и «колеблющихся». Ораторами на митингах-концертах этого периода становились лучшие агитационные силы большевиков, часто ни них выступали даже лидеры партии.

Изменения произошли и с художественной частью. Если ранее митинг лишь обрамлялся пением революционных песен, то теперь это пение превратилось в настоящие массовые концерты, участниками которых были многие тысячи людей. Центральная и местная печать с восторгом рассказывали о необыкновенной популярности таких мероприятий по всей стране.

«В двенадцать часов на Красной площади состоится большой митинг… Хор Пролеткульта, оркестр и хор коллектива сотрудников Музыкального Отдела Наркомпроса исполнит революционные и военные песни. На Лобном месте состоится открытие памятника Стеньке Разину – работы художника Коненкова. Хлор Пролеткульта исполнит песни о Разине из пьесы Каменского» (Правда. 1919. 1 мая)

«К шести часам начинается митинг-концерт. Читаются стихи, посвященные 1 мая. Громадный импровизированный хор собравшихся стройно поет „Дубинушку“ и „Стеньку Разина“. По окончании концерта-митинга молодежь строится в колонны и с развернутыми знаменами, под звуки революционных песен расходится по районам» (Правда. 1920. 1 мая)

Во время митинга-концерта революционные гимны чередовались с исполнением народных песен, творений русской и зарубежной музыкальной классики, также на них звучали стихотворные произведения и ставились небольшие сценки или фрагменты пьес.

К концу 1920-х гг. данные мероприятия теряют свое значение, начинает происходить постепенное разграничение их политической и художественно-музыкальной составных частей. И митинги, и концерты по-прежнему будут входить в программу советских праздников, но уже в качестве самостоятельных единиц, а не синтетических форм.

Новая волна популярности придет к митингам-концертам во время Великой Отечественной войны. Реализуясь в виде фронтовых концертов, где выступления театральных и киноактеров, певцов, музыкантов, совмещались с чтением приказов, последних новостей, разнообразных «агиток», они во многом воспроизводили те формы, которые были рождены во эпоху революции, когда начали формироваться особые концертные бригады, именовавшиеся «летучими артистическими отрядами» для выступлений на фронтах первой мировой и гражданской войн.

Вновь актуальной форма митинга-концерта становится с конца 1980-х гг. Тогда нередко в программу многочисленных акций – митингов, демонстраций, собраний, сопровождавших смену политического режима, включали концертные номера (от классических до самых авангардных). Еще более ярко смешение политики и культуры проявилось во время предвыборных кампаний 1993 и 1996 гг., запомнившихся организацией целых концертных туров, колесивших по стране в поддержку того или иного кандидата.

И в настоящее время митинги-концерты не потеряли своей злободневности. Они по-прежнему проводятся в дни государственных и иных праздников, организуются и как самостоятельные мероприятия, в рамках содействия той или иной политической партии или для привлечения внимания к каким-либо острым общественным проблемам.


Источники и литература:


Аксенов В.Б. Повседневная жизнь Петрограда и Москвы в 1917 г. Диссерт. на соиск. уч. степ. канд. ист. наук. М., 2002.

Войтинский В.С. 1917-й. Год побед и поражений. М, 1999.

Колоницкий Б. И. Символы власти и борьба за власть: К изучению политической культуры Российской революции 1917 года. СПб., 2001.

Ленин В.И. Речь на митинге-концерте сотрудников Всероссийской чрезвычайной комиссии, 7 ноября 1918 г.

Лензон В.М. Музыка советских массовых праздников. М., 1987

Суханов Н.Н. Записки о революции. В 3 т. М., 1991.

Тульцева Л.А. Современные праздники и обряды народов СССР. М., 1985.