Традиционное русское праздничное развлечение, наиболее часто проводимое на масленичной неделе.

Содержание:
1. История
2. Кулачные бои
2.1. Подготовка
2.2. Правила
2.3. Время и место
2.4. Виды боя
2.5. Терминология
2.6. Участники
2.7. Зрители
2.8. Завершение боя
2.9. Призы
3. Символика
4. Источники и литература

История


Кулачные бои сопровождали русские празднества на протяжении многих веков.

В летописи Нестора под 1068 годом говорится: «Себо не погански ли живемъ... нравы всяческими льстими, превабляеми отъ Бога, трубами и скоморохи, и гусльми, и русальи; видимъ бо игрища уточена, и людей много множество, яко упихати другъ друга позоры деюще отбеса замышленаго дела».

Еще в ХIII в. митрополит Кирилл, порицая «русальские игрища», писал: «в божественные праздники позоры некакы бесовскые творити, с свистанием и с кличем и с воплем съзывающие некы скаредные пьяница и бьющеся дрекольем по самые смерти и взимающе с убиваемых порты».

Подробное описание битв «добрых молодцов кулашных бойцов» дали иностранцы, побывавшие в Московии в ХVI – XVII вв.

Посетивший Московию в первой половине XVI в. Сигизмунд Герберштейн так описывал кулачные бои: «Юноши наравне с подростками сходятся обычно по праздничным дням в городе на обширном и известном всем месте, так, что большинство может их видеть и слышать; они созываются вместе некиим свистом, который является как бы условным знаком; созванные, они тотчас же сбегаются вместе и вступают в рукопашный бой; начинают они борьбу кулаками, а вскоре без разбору и с великой яростью бьют ногами по лицу, шее, груди, животу и детородным частям и вообще каким только можно способом они поражают других, состязаясь взаимно о победе, так что часто их уносят оттуда бездыханными. Всякий, кто победит больше народу, дольше других останется на месте сражения и весьма храбро выносит удары, получает особую похвалу в сравнении с прочими и считается славным победителем. Этот род состязания установлен для того, чтобы привыкали сносить побои и терпеть какие угодно удары».

Аналогичную запись можно найти в описании путешествия Адама Олеария.

В 1636 г. патриарх Иоасаф писал, что на праздниках «многие люди не токмо что младые, но и старые в толпе ставятся и бывают бои кулачные великие и до смертного убойства». А еще на 12 лет позже царь Алексей в грамоте жителям Белгорода порицал их за то, что «между собой драку делают».

Дополнительные сведения о подобных соревнованиях содержатся в источниках XVIII – XIX вв. Вот как, например, описывал кулачный бой крепостных графа Г.Г. Орлова Уильям Кокс: «Мы отправились в манеж, где уже застали толпу из трехсот крестьян. Они разделились при нас на две партии, из них каждая выбрала себе распорядителя, который называл бойцов и ставил их друг против друга. В бою участвовало всегда не более одной пары. На руках бойцов были рукавицы из такой жесткой кожи, что они с трудом сжимали кулак: многие били прямо ладонью. Бойцы выдвигали вперед левую сторону тела и, размахивая правой рукой, которую держали несколько наотлет, левой отбивались от противника. Они никогда не наносили ударов прямо, а большею частью кругообразно и били только в лицо и голову... Если которому нибудь бойцу удавалось повалить своего противника на землю, то его немедленно провозглашали победителем; затем выступала другая пара. Мы видели до двадцати подобных свалок. Некоторые из бойцов отличались большой силой; но они не могли сделать особенного вреда, благодаря самому способу драки; здесь не бывает тех переломов и ушибов, какими часто сопровождаются кулачные бои в Англии. Обе партии принимали живое участие в успехе своих бойцов и несколько раз порывались вступиться за них, но гр.  Орлов при малейшем поползновении к спору или драке останавливал их ласковым словом или жестом. Гр.  Орлов хотел было удалиться и этим положить конец зрелищу, но участники боя стали униженно просить его еще некоторое время удостоить их своим присутствием. Получив согласие, они поклонились графу до земли и казались такими довольными, как будто им оказана была величайшая милость...».

[К содержанию]

 

Подготовка


Кулачные бои готовились заранее: команды сообща выбирали место для битвы, договаривались о правилах игры и количестве участников, выбирали атамана («вожака», «боевого старосты», «предводителя»).

Кроме того, была необходима моральная и физическая подготовка бойцов. Мужики и парни парились в банях, старались больше есть мяса и хлеба, которые, по поверью, придавали силу и смелость.

Некоторые участники прибегали к различного рода магическим приемам для увеличения бойцовской храбрости и мощи. Так, например, в одном из русских старинных лечебников содержится следующий совет: «Убей змею черную саблей или ножом, да вынь из нее язык, да вверти в тафту зелену и в черную, да положи в сапог в левый, а обуй на том же месте. Идя прочь, назад не оглядывайся, а кто спросит, где ты был, ты с ним ничего не говори».

Обеспечить победу в кулачном бою старались и с помощью заговора, полученного от колдуна: «Стану я, раб Божий, благословясь, пойду перекрестясь, из избы в двери, из ворот в вороты, в чистое поле, на восток, в восточную сторону, к Окиян-морю, и на том святом Окияне-море стоит стар мастер муж, и у того святого Окияна-моря сырой дуб крековастый, и рубит тот мастер муж своим булатным топором сырой дуб, и, как с того сырого дуба щепа летит, так же бы и от меня валился на сыру землю борец, добрый молодец, по всякий день и по всякий час. Аминь! Аминь! Аминь! И тем моим словам ключ в море, замок на небе, от ныне и до века».

[К содержанию]

Правила

 

Русский кулачный бой, в отличие от драки, шел с соблюдением определенных правил, к которым относились следующие: «не биться по-увечному», «мазку не бить», то есть в случае появления у противника крови заканчивать с ним бой, «бить не со зла, ребра не ломать, не по животу, не по печёнкам, а в грудь или лицо». Одним из наиболее важных правил было «не бить лежачего». Если же в азарте сражения бойцы намеревались и дальше бить лежачего человека или легко раненого, то его могла спасти женщина, которая просто подбегала и закрывала его своим телом: «какова ударили, кровь тякеть, женщины подойдут».

Кроме того нельзя было наносить удары сзади, с тыла, а биться только лицом к лицу возбранялось сводить счеты с противником, делать «закладки» – камень, монету в руках или рукавицах для усиления удара. Однако и здесь не обходилось без хитростей и отступления от правил. В селе Орехово Касторенского района Курской области (до 1923 г. Землянского уезда Воронежской губернии) «многие старались намочить рукавицы водой, а затем заморозить. Такой перчаткой выбивали зубы и иным наносили телесные повреждения». Применяли также так называемые свинчатки, изготавливаемые следующим образом: «У коров есть бычинки или „шашки“ по-нашему. Это в ноге коровы, они пустые. Корову, когда зарезают, из этого холодец варят. Ну вот, она пустая, туда наливали свинец. Она тяжелая становится. Ее в руки зажмут и на кулачках с этим дерутся. Кулак тяжелый делается».

Бывали случаи, что удары того или иного бойца невольно начинали обращать на себя внимание других участников боя по своей тяжеловесности и последствиям. Когда кулачники замечали, что вокруг такого бойца от его ударов слишком уже много валится народа, на него бросались сразу несколько человек и обыскивали. Попавшись на месте преступления с зажатой в кулак гирькой или свинчаткой, виновный боец спешил бросить свое оружие подальше на снег, но это редко ему удавалось, и большей частью тут же на месте производилась над ним расправа.

Категорически запрещалось применение какого-либо оружия («дреколья»). В XVIII в. за этим следила даже полиция.

Важным моментом кулачного боя было и то, что его участники всегда принадлежали к одной возрастной группе. Битву начинали обычно подростки, их сменяли на поле парни, а затем вступали в бой молодые женатые мужчины – «сильные бойцы». Такой порядок поддерживал равенство сторон.

Однако правила могли варьироваться в зависимости от настроения и нрава жителей той или иной деревни. Например, в селах Воронежской губернии «людей сильно били» (Никольское-2 Воробьевского района), «так бились, что через некоторое время некоторых уносили на кладбище» (Новомеловатка Калачеевский района); в боях между двумя селами Эртильского района – Александровкой и Копыльским – «до смерти убивались». Г.И. Фомин отмечал, что «если в результате боя бывает даже одно или два убийства, то эти случаи входят, так сказать, в летопись данного села и особенно укрепляют славу его кулачных боев».

[К содержанию]

Время и место


Кулачные бои устраивались зимой (в период Святок, на Масленицу), а также весной (с великого четверга Страстной Недели и до Красной горки, иногда в Семик). При этом предпочтение отдавалось Масленице, разгульный характер которой давал возможность юношам и молодым мужчинам показать свою силу и удаль. Кроме того зимнее время являлось более благоприятным для подобного рода соревнований потому, что сильных морозов уже не бывает, а само снаряжение бойца (шапка, рукавицы и пр.) не обременяет бойцов, а снег смягчает падения.

Как правило летом кулачные бои организовывались на площадях и улицах, зимой – на замерзших озерах и реках.

Кулачные бои могли происходить прямо на улице, но чаще в городе бывали какие-либо излюбленные, более просторные места.

В конце XVIII в. кулачные бои устраивались в непосредственной близости от Санкт-Петербурга – в Екатерингофе, в начале XIX в. – в Ямской слободе (район современных улиц Марата и Разъезжей), на Охте, у Смольного монастыря; в середине XIX в. – на Чернышевой площади (ныне площадь Ломоносова), на Волковском кладбище, в Апраксином дворе и в других местах; в начале ХХ в. – в Бородин переулке в районе Нарвских ворот Во время зимних праздников бои могли устраиваться и на льду Невы.

В Москве в старину бились и на перекрестках, а из указа 1640 года видно, что излюбленные места были в Каменном, Белом и Земляном городе, позднее могли собираться на реке под Симоновым монастырем, под Девичьим, у гор Воробьевских, и в окрестностях фабрик.

В Нижнем Новгороде уже в XVII в. кулачные бои шли на замерзшей реке Оке, отделявшей Кунавино от города, причем строго соблюдалась неприкосновенность территории: бойцы каждой из сторон не заходили для преследования на противоположный берег, являвшийся убежищем противной стороны. А в селе Фокино Воротынского района Нижегородской области кулачные бои проводили на горе.

Устраивались кулачные бои и в других городах России. Например, как отмечал «Казанский биржевой листок» это развлечение было одним из наиболее любимых у русского крестьянства Казанского края (этнографы отмечают факт их проведения в Казанском, Тетюшском, Спасском, Чистопольском и других уездах губернии). В самой Казани кулачные бои проходили главным образом на Арском поле и озере Кабан. Проходили ежегодно, как только озеро покрывалось льдом, но особенно зрелищными эти состязания были в Святки и на самый разгульный праздник – Масленицу. Здесь обычно сходились на стенку бойцы двух слобод – Суконной и Старо-Татарской.

 

[К содержанию]

Виды боя


Существовало несколько видов кулачного боя: «один на один», «стенка на стенку»«сцеплялка-свалялка».

Одиночный бой был одним из любимых русских праздничных зрелищ с давних времен. Так, в исторической песне о Кострюке (Мастрюке) Темрюковиче рассказывается о соревновании в борьбе, устроенном во времена Ивана IV. Главным героем повествования является брат молодой жены Ивана Грозного, Марии Темрюковны, приехавший с нею на свадьбу, знаменитый борец, «изошедший семь городов, поборовший семьдесят борцов», дважды потерпел в Москве поражение от двух русских борцов (неясно – из Москвы или из Александровской слободы): Мишки и Потаньки Борисовичей. В песне упомянуты и приемы борьбы. «С борцами сходится Мастрюк Темрюкович. Борьба ево ученая, борьба черкасская, колесом он бороться пошел... А и Мишка то Борисович с носка бросил о землю он царскова шурина... Потанька справился, за плеча сграбился ...воздымал выше головы своей, опустил о сыру землю: Мастрюк без памяти лежит, не слыхал, как платья сняли; был Мастрюк во всем, стал Мастрюк ни в чем». Автор песни сделал царя не только зрителем, но и судьей соревнования (что вполне могло соответствовать действительности), вложив в его уста оценку техники борьбы: «Спасибо тебе, молодец, что чиста борешься».

В Сибири и в XIX в. были популярны бои «один на один», позволявши выявить лидера внутри отдельных возрастных групп: «На Масленку или другой какой праздник мужики соревновались, „кто круг возьмет“: вначале маленькие боролись, потом парни постарше, молодежь, наконец, дело до стариков доходило». В заметке «Кулачные бои в Томске», опубликованной в №27 «Томских губернских ведомостей» за 1858 г., приводится сходное описание: «В настоящее время кулачные бои…по праздникам… преследуются полицией, (а раньше) молодежь собиралась где-нибудь в предместии города и делала из себя большой круг, в который выступали борцы, один против другого. Борьбу открывали самые слабые охотники; который был поборот, выходил за круг, а к оставшемуся победителю являлся другой и таким образом перебиралась вся партия, пока не оставался в кругу такой молодец, против которого не находилось уже более желающих состязаться в борьбе». Подобный же способ борьбы (под названием «унести круг») был описан Ф.К. Зобниным: «Борьбу всегда открывают маленькие борцы, остальные окружают место борьбы толстым живым кольцом. С маленьких борьба постепенно переходит к большим. В конце концов остается самый искусный боец… он и уносит круг, что составляет предмет гордости всего „конца“ или деревни, к которым он принадлежит».

В XVIII в., видимо, получила распространение правильная борьба двух сторон – «стенка на стенку», о которой неизвестный современник писал: «Вдоль улиц в городах, установясь стеною, противну стену сбить желают пред собою». В Пензенской губернии данный вид кулачный боев назывался «по мордам», в Сибири – «кулачки», когда «улица на улицу дралась».

«Стенка» уже в XVIII в. формировалась обычно по территориальному принципу, например подгородная слобода Кунавино против Нижнего Новгорода. Могли, вероятно, выступать и внутри города – слобода на слободу (иногда – половина слободы против другой), улица на улицу. Также бои могли устраиваться по территориальному, социальному и даже национальному принципу. Например, «Казанский биржевой листок» №13 от 14 февраля 1871 г. упоминал о том писал, что на озере Кабан проходили бои русских с татарами «настоящее Мамаево побоище», кончившиеся неблагополучно для многих".

При битве «стенка на стенку» бойцы, выстроившись в один ряд, должны были удержать его под давлением «стенки» противника. Это был бой, в котором использовались различного рода тактические военные приемы. Бойцы держали фронт, шли клином – «свиньей», меняли бойцов первого, второго, третьего ряда, отступали в засаду и т. п. Бой кончался прорывом «стенки» противника и бегством врагов.

Бой начинался с прохода главных бойцов, то есть парней и мужиков, в окружении подростков по деревенской улице к выбранному месту боя. На поле парни становились двумя «стенками»-командами друг против друга, демонстрируя свои силы перед противником, слегка задирая его, принимая воинственные позы, подбадривая себя соответствующими выкриками. В это время на середине поля подростки устраивали «сцеплялку-свалку», готовясь к будущим боям. Затем раздавался клич атамана , за ним общий рев, свист, крик: «Даешь боя», и начинался бой. Наиболее сильные бойцы включались в битву уже в самом конце. Наблюдавшие за кулачным боем старики обсуждали действия молодых, давали советы тем, кто еще не вступил в бой. Завершался бой бегством противника с поля и общей веселой попойкой участвовавших в нем парней и мужиков.

При битве «сцеплялка-свалка» (также называемой «сцепным боем», «свалкой врассыпную», «свальным боем», «сцепельной схваткой», каждый выбирал себе противника по силе и не отступал до полной победы, после чего «сцеплялся» в битву с другим. В данном виде боя были разные способы поразить противника: старались подломить, подмять его под себя и рывком свалить на бок через ногу; нагнуть и подбить противнику ногу правым носком, сшибить на землю. О последнем приеме говорили: «Матушка Москва бьет, родимая, с носка».

Кулачные бои в России могли проходить не только на кулаках, но и на палках, при этом чаще выбиралась борьба на кулаках.

Существовали и другие виды боев, один из них – «игра в мяч».

Состоит эта игра, по сообщению С.В. Максимова, в следующем: в последний день Масленицы парни и семейные мужики из нескольких окольных деревень сходятся куда-нибудь на ровное место (чаще всего на реку), разделяются на две толпы, человек в тридцать каждая, и назначают места, до которых следует гнать мяч (обыкновенно сражающиеся становятся против средины деревни, причем одна партия должна гнать мяч вниз по реке, другая вверх). Когда мяч брошен, все кидаются к нему и начинают пинать ногами, стараясь загнать в свою сторону. Но пока страсти не разгорелись, игра идет довольно спокойно: тяжелый кожаный мяч, величиною с добрый арбуз, летает взад-вперед по реке, и играющие не идут дальше легких подзатыльников и толчков. Но вот мяч неожиданно выскочил в сторону. Его подхватывает какой-нибудь удалец и, что есть духу, летит к намеченной цели: еще 20 – 30 саженей и ловкий парень будет победителем; его будут прославлять все окольные деревни, им будут гордиться все девушки родного села!.. Но не тут-то было. Противная партия отлично видит опасность положения: с ревом и криком она прорывается сквозь партию врагов и со всех ног кидается за дерзким смельчаком. Через минуту удалец лежит на снегу, а мяч снова прыгает по льду под тяжелыми ударами крестьянского сапога. Случается, однако, и так, что счастливец, подхвативший мяч, отличается особенной быстротой ног и успеет перебросить мяч на свою половину. Тогда противная партия делает отчаянные усилия, чтобы вырвать мяч и пускает в ход кулаки. Начинается настоящее побоище. Около мяча образуется густая толпа из человеческих тел, слышатся глухие удары ног, раздаются звонкие оплеухи, вырывается сдавленный крик, и на снегу то там, то здесь алеют пятна брызнувшей крови. Но осатаневшие бойцы уже ничего не видят и не слышат: они все поглощены мыслью о мяче и сыплют удары и направо и налево. Постепенно, над местом побоища, подымается густой столб пара, а по разбитым лицам струится пот, смешиваясь с кровью... Такой необыкновенный азарт этого русского «лаун-тенниса» объясняется тем, что проиграть партию в мяч считается большим унижением: побежденных целый год высмеивают и дразнят, называя их «киловниками» (очень обидная и унизительная кличка, обозначающая верх презрения). Наоборот, победители пользуются общим почетом, а парень, унесший мяч, положительно становится героем дня, с которым всякая девушка считает за честь посидеть на вечорках. Некоторым объяснением азарта служит и водка, которую на пари выставляют местные богачи, угощая потом победителей.

Кроме этого, Г. И. Фомин зафиксировал свидетельства о существовании ранее в селе Плотава Острогожского района Воронежской губернии «дубинников» – палочных боев. В старину «имели довольно широкое распространение, но ввиду того, что эти бои были особенно жестоки, они постепенно прекратили свое существование».

[К содержанию]

Терминология


Большинство исследователей отмечают наличие у кулачников своей терминологии, своего своеобразного жаргона.

«Дать в хлебово» – т. е. ударить с размаха кулаком сразу во все лицо, зацепив и губы. Обычно после этого удара все лицо заливается кровью, которая идет из носа и изо рта от выбитых зубов. Наиболее ловким ударом считается тот, после которого получивший его кулачник выплюнет вместе с кровью и несколько выбитых зубов.

«Подставить фонарь» – т. е. нанести кулаком сильный удар в область глаза, под которым от этого удара образуется синий кровоподтек.

«Свернуть салазки» – т. е. сильным ударом сбоку в нижнюю челюсть повредить ее.

«Заехать по мусалам» – т. е. нанести удар в лицо вообще сбоку.

«Дать под микитки» – т. е. нанести удар в живот под ребра, в направлении к сердцу. У получившего этот удар временно приостанавливается дыхание, он схватывается за живот и сильно согнувшись, выбывает из строя кулачников. Выражение «дать под микитки» старое, встречающееся теперь уже сравнительно редко.

[К содержанию]

Участники


В кулачных боях принимали участие мужчины в независимости от возраста — это могли быть и дети, и глубокие старики, «среди которых можно встретить таких, которые чуть не триста шестьдесят пять дней в году проводят уже на печи».

Кулачные бои не имели и социальных различий, в них участвовали представители самых различных сословий и социальных групп. Так, в XVIII — начале XIX в. страстными любителями этих соревнований были граф Растопчин, граф Орлов-Чесменский и многие другие вельможи. Нередко организаторами и участниками кулачных боев были и купцы. Например, в Казани в середине XIX в. известным организатором праздничных кулачных боев был сын городского головы татарской ратуши, почетного гражданина, кожевенного заводчика и купца первой гильдии Габайдуллы Юнусова, Ибрагим Юнусов.

Интересно, что иногда в кулачных боях между собой бились и женщины: «На кулачки бились на мосту. И бабы закатывали рукава» (село Першино Нижнедевицкий район Воронежской губернии), то же фиксируется и в других регионах. Например, а в Нижегородской губернии на Масленицу дрались партии баб, чтобы лен родился.

[К содержанию]

Зрители


Кулачный бой в деревне – праздник, деревенский турнир, зрелище, которое деревня не променяет ни на что, и оно собирает всегда громадную толпу народа, среди которой много участников боя, много и зрителей. Смотря по количеству населения в селе, на бой собирается тысяч до трех и более народа.

Обычно на почтительном расстоянии от места боя, ближе к хатам и к открытым дверям, калиткам и воротам располагаются зрители. Главным образом, это женщины: девушки специально по-праздничному одеты, замужние нередко приходят полюбоваться боем с грудными детьми на руках. В деревне Каликино Борского района Нижегородской области зрители подбадривали участников боя особыми частушками.

Публика с большим напряжением и вниманием следит за ходом боя. Но когда какая-нибудь сторона начинает одерживать верх и теснить своих противников и те, не выдержав натиска, бросаются, наконец, бежать и их преследуют, тогда вся огромная толпа дерущихся, как лавина устремляется в какую-нибудь улицу, и все зрители, находившиеся в этой улице, поспешно спасаются, чтобы не быть смятыми. Бегут подальше от боя бабы с грудными детьми на руках, бегут девчата, заскакивают в первые попавшиеся открытые ворота и калитки, пока не остановится лавина дерущихся.

[К содержанию]

Завершение боя


Массовые бои обычно прекращались с началом колокольного звона или их прерывал какой-либо всеми уважаемый человек. Так, в селе Березовка Аннинского района Воронежской губернии бойцов разнимал один крепкий парень, которого специально оставляли перед боем, в селе Полубяновка Каширского района за боями следил священник, который и объявлял его окончание: «Всё, хватя!». После этого все собирались у колодца и гуляли.

[К содержанию]

Призы


Кулачный бой рассматривался как соревнование, вследствие чего и приз, хотя бы шуточный, победителю обычно полагался. Об этом говорят изображения борцов на терракотовых изразцах XVI – XVII вв. и на лубочных картинках XVII – XVIII вв. с игривой надписью: «Удалые молодцы, добрые борцы, а хто ково поборит не в схватку, тому два ица всмятку». Этот шуточный мизерный приз – два яйца на тарелке – изображен тут же.

Символическим призом венчающим победителя мог быть, например, венок. Современник писал: «На троицу – борьба. В круг молодежи входят борцы: сначала подростки, к оставшемуся победителю выходит постарше, затем дерутся парни. Победителю девушка надевает венок».

Однако более важным для победителя или победителей в кулачном сражении было получение не какого-то материального приза, а приобретение всеобщего уважения и настоящей славы. Выдающиеся кулачные бойцы пользуются большим почетом: о них говорят, им низко кланяются при встрече, называют по имени и отчеству.

При индивидуальном бое обычно призом для победителя было платье побежденного. Указание на это есть и в древней грамоте митрополита Кирилла 1274 г. и в исторической песне о Кострюке (Мастрюке) Темрюковиче.

[К содержанию]

Символика


Состав бойцов (все население мужского пола – от детей до стариков), а также ритуальный, символический характер битвы (отсутствие социальных причин для драки) позволили Т.А. Бернштам считать организацию кулачников «реликтом мужского союза воинов» с архаичными формами ритуализированного военно-борцовского поведения. Развивая данную точку зрения, Б.В. Горбунов пришел к выводу, что традиционные состязания мужчин, приуроченные к Масленице и весенне-летним праздникам, занимали видное место «в системе аграрно-магических действ славян» с их представлениями о воздействии ритуального противоборства и пролития крови в рукопашных состязаниях на аграрное плодородие в целом.

Кроме этого, исследователи отмечают еще одну важную обрядовую функцию кулачных боев, реализуемую на Масленицу – поминовение умерших предков. Известный этнограф Д. К. Зеленин но этому поводу писал: «Мы считаем кулачные бои отголоском древней тризны, которая принимала форму состязаний у могилы умершего („дратися по мертвецы“)». С этой точки зрения кулачные бои были направлены на противодействие губительному действию смертоносной силы и вместе с тем на обеспечение помощи умершего живым.

[К содержанию]

Источники и литература:


Бернштам Т.А. Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX – начала ХХ в. Половозрастной аспект традиционной культуры. Л., 1988.

Герберштейн С. Записки о Московии.

Девятых Л. Лежачего не бьют, или кулачные бои на озере Кабан // Казанские Ведомости. 2008. Вып. №6 (11.01.2008).

Колчев В.Ю. Народная праздничная культура Воронежского края: уличные гуляния на Масленицу // Народная культура и проблемы ее изучения. Сборник статей / Материалы научной региональной конференции 2008 г. — Воронежский государственный университет, 2009. — 280 с. (Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. Вып. VII).

Коринфский А.А. Народная Русь. Круглый год сказаний, поверий, обычаев и пословиц русского народа.

Короткова М.В. Традиции русского быта: Энциклопедия. М., 2008.

Кулачный бой крепостных Г.Г. Орлова. Отрывок из сочинения Уильяма Кокса. 1780-е гг.

«Кулачный бой» на сайте Русского этнографического музея.

«Кулачный бой» на сайте Электронной энциклопедии Санкт-Петербурга.

Лермонтов М.Ю. Песня про царя Ивана Васильевича, молодого опричника и удалого купца Калашникова.

Любимова Г.В. Возрастной символизм в культуре календарного праздника русского населения Сибири. XIX – начало ХХ века. Новосибирск, 2004.

Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994.

Олеарий А. Описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию.

Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города: Горожане, их общественный и домашний быт. М., 1978.

Храмова Н.Н. Масленица в Нижегородской области.

Фомин Г.И. Кулачные бои в Воронежской губернии. Издание Воронежского краеведческого общества // Народная культура и проблемы ее изучения. Сборник статей / Материалы научной региональной конференции 2008 г. — Воронежский государственный университет, 2009. (Афанасьевский сборник. Материалы и исследования. Вып. VII).

Шангина И.И. Русские праздники: от святок до святок. СПб., 2004.