Одним из наиболее важных празднований начала года в России является Крещение Господне (Водокрещи, Иордань)

 

Крещение в русском крестьянском календаре

 

Народное название праздника в России – Водокрещи, Иордань – возникло в связи с одним из основных крещенских обрядов – водосвятием, или водокрещением. Крещенский сочельник в центральных губерниях России нередко назывался «Свечки» (так как в этот день, после вечерни, когда совершается водосвятие – деревенские женщины ставят к сосуду, в котором освящается вода, перевитые лентами или цветными нитками свечи). В Сибири  крещенский сочельник называли Великим.

В крестьянском календаре день Крещения был одним из важнейших праздников начала года, осмысляемый в мифологическом сознании как рубеж, за которым создаваемый в святочное время мир приобретал качественно новые характеристики: четкость, упорядоченность, устойчивость. С праздника Крещения Господня начинался своего рода новый отсчет времени, «закрывались» границы между «мирами», прекращался контакт людей с «иным» миром, и они возвращались к своему привычному течению жизни. Действительно, Крещение завершало Святки, которые в народных представлениях считались временем «без креста», когда только что родившийся Иисус еще не был крещен. Крещение завершало и «страшные вечера», отмеченные особым разгулом «нечистой силы». В связи с этим большая часть крещенской обрядности имела очистительный характер.

Приготовления к празднику в деревне начинались еще накануне: избы мыли и тщательно выметали сор, в котором, по поверьям, мог спрятаться чертенок. В Сибири верили, что утром перед водосвятием все «чертенята» должны утонуть.

По народному представлению, в ночь с 5 на 6 января, в реке купается сам Иисус Христос – поэтому во всех речках и озерах вода «колышется», и чтобы заметить это чудесное явление, необходимо только придти в самую полночь на реку и ждать у проруби, пока «пройдет волна» (признак, что Христос погрузился в воду).

Подготовкой к празднику Крещения являлся и строгий пост накануне до первой «вечёрной» звезды; пожилые люди полностью воздерживались от еды и стояли весь день на молитве. Даже дети и подростки старались ничего не есть.

В день Крещения, лишь только ударит колокол к заутрени, в деревнях начинается движение: благочестивые люди спешат зажечь вязанки соломы перед избами (для того, чтобы Иисус Христос, крестившийся в Иордане, мог погреться у огня), а особые мастера-любители, испросив благословение у священника, хлопочут на реке, устраивая «ердань». С необыкновенным старанием они вырубают во льду крест, подсвечники, лестницу, голубя, полукруглое сияние и вокруг всего этого желобчатое углубление для протока воды в «чашу».

Вечером все по возможности отправлялись в церковь на службу. По окончании службы совершалось великое водосвятие, которое крестьяне считали особенно важной частью тожества.

 

Крещенские обряды и приметы 


По возвращении со службы и водосвятия крестьяне совершали обряды, в которых использовались очистительные, продуцирующие и апотропейные свойства святой воды: пили ее всей семьей, окропляли дом, хозяйственные постройки и скот. В Саратовской губернии, каждый домохозяин ставил мелом кресты, окуривал дымом горящего ладана и окроплял святой водой все места в доме и во всем хозяйстве, которые, по традиционным представлениям, осмыслялись как границы, отделяющие «свое» пространство от «чужого»: косяки окон, рамы, двери, заслон у печи, задворки, ворота, калитки, вереи – воротные столбы, двери хлевов, конюшен, погреба и проч. В некоторых местах мел для окрещивания построек святили в церкви вместе с водой. Там, где хаты были беленые, кресты ставили углем. Все эти действия, имевшие не только очистительный, но и апотропейный характер, производились в связи с представлениями о том, что в крещенский сочельник нечистая сила особенно опасна, так как она встревожена предстоящим водосвятием и потому мечется и повсюду. В Сургутском крае верили, что если не защитить в этот вечер скотину, окропив ее и загородь святой водой, то нечистый будет сильно мучить скотину, и утром в Крещение она будет в мыле и в поту.

Праздничный ужин в крещенский сочельник назывался «голодной кутьей». Обязательными блюдами этой трапезы были кутья, блины, овсяный кисель. Блины на Крещение ставили в хлев для домового с целью обеспечить благополучие для скота.

По народным представлениям, в ночь на Крещение открываются небеса; происходит это в момент, когда Иисус Христос, по поверьям, входит в реку. Знаком отверзания небес для того, кто желает увидеть это, является волнение воды в чашке или стакане. Дождавшись этого знака, следует быстрее бежать на улицу; и если счастливец увидит «разверстые небеса», он может просить у Бога все, что пожелает, даже «царсво небёсно», и получит просимое.

В Сургутском крае верили, что в крещенский сочельник домашние животные – коровы и лошади – беседуют о житейских делах и о будущем своих хозяев; поэтому ночью крестьяне ходили слушать во двор, как разговаривает скотина, чтобы узнать свою судьбу.

На «иордань» специально пригоняли скот, который священники окропляли освященной в реке водой. В Орловской губернии считали необходимым на крещенское богослужение приезжать на лошадях, а не приходить. По объяснениям крестьян, это делалось для «освящения» скота с целью предохранить его от болезней и от порчи колдунов и ведьм: "Да как же, в церкви на иконе написан Егорий на белом коне; значит, конь этот не простой, а вроде как святой будет, потому в церквах он стоит. Притом же сам Егорий, перед тем, как убить ему змею огненную, что людей жрала, освятил в речке воду и заехал в ту воду на коне, чтобы, стало быть, коня своего освятить, и чтобы змея уже никакой вреды – ни жалом, ни огнем – лошади его не сделала. Вот теперича и мы также: в реку, конечно, лошадь не загонишь, потому вода оченно студеная, так пусть хоть по льду пройдется и освятится малость – святая ведь вода-то на Крещенье". В Воронежской губернии в день Богоявления скот не поили до окончания водосвятия, а затем поили сразу же, чтобы весь новый год скот был здоров. С этой же целью и для приплода у русских смачивали «иорданской» водой сохраненные до дня Богоявления особое печенье – козули и скармливали их скоту.

Архаичные формы обряда крещенского окропления скота были зафиксированы в Курской и Орловской губерниях. Здесь после обедни хозяева раскладывали во дворе не обмолоченные снопы разных видов зерновых культур, разломленный на куски хлеб и ржаные лепешки, оставленные для этого обряда с праздников Рождества Христова и Нового года. К разложенной пище выпускали из хлевов скотину и в то время, пока она ела, ее окропляли принесенной с «иордани» водой; при этом окроплявший животных хозяин надевал шубу мехом наружу. В Орловской губернии в обряде принимали участие все члены семьи: процессия домочадцев, направлявшихся во двор, происходила в торжественном молчании. У каждого в руках были необходимые для обряда предметы: икона с божницы, зажженная свеча, кадильница, топор, миска с богоявленской водой и соломенное кропило. Топор несли во главе процессии и так, чтобы он оставлял на земле след своим острием. Действия с топором же и завершали обряд: после кормления и окропления скотины его дважды перебрасывали через скот так, что траектории его полета образовывали крест. В этом обряде очевидно соединение элементов языческой и христианской культуры, а также стремление достигнуть нескольких целей, объединенных под общим понятием – обеспечение благополучия для скота. Так, действия с кадильницей (окуривание) и топором, обладающим, по народным представлениям, сильными апотропейными свойствами, как и любой острый или металлический предмет, имели целью защитить скот от нечистой силы, колдунов, ведьм. Кормление разными видами не обмолоченного хлеба производилось для того, чтобы скот был сыт весь год. Использование в обряде рождественского и новогоднего хлеба, козуль, вывороченной шубы было связано с идеей приплода: обрядовая пища и мех наделялись в традиционном сознании продуцирующей силой. Для осуществления всех перечисленных целей, а также для обеспечения здоровья скота использовалась освященная в «иордани» вода.

Как и в сочельник, в день Крещения после водосвятия совершали обряды очищения домов и хозяйственных построек, используя уже «иорданскую» воду. С этой же целью совершались обходы причта по домам прихожан с крестом и святой водой.

Окропление святой водой строений накануне и в день праздника совершалось еще и для того, чтобы выгнать отовсюду святочную нечистую силу, имеющую в разных местностях свои названия. Так, в Вологодской губернии святой водой из домов, овинов, бань и т.п. выгоняли шолышнов. В Иркутской губернии чертей – шулюпанов во время крещенского водосвятия давили копытами лошадей состязавшиеся в верховой езде у «иордани». Подобным образом в некоторых местностях нечистую силу изгоняли ночью накануне Богоявления: «/…/ толпа молодых парней верхом на лошадях носится по всем дворам, бьет метлами и кнутами по всем темным углам и закоулкам с заклинанием, криком и визгом»

В связи с изгнанием из деревень нечистой силы и освящением воды в «иордани» у русских был широко распространен запрет полоскать белье на реке в течение недели после Богоявления: по народным представлениям, уходящая после Святок в воду нечистая сила может схватиться за белье и вылезти наружу.

В некоторых губерниях, сверх того, считается за правило вливать святой воды в колодцы, чтобы нечистые духи не забрались туда и не опоганили воду. При этом, однако, необходимо строго наблюдать, чтобы никто не брал воды из колодца до утра 6-го января, т. е. до освящения воды после обедни.

Магические свойства приписывались в народе не только святой воде, но и другим атрибутам праздника: соломе и вершинам елочек, которыми устилали и вершили дорогу к «иордани»; крещенскому снегу, богоявленской свече, т.е. свече, которую зажигали во время обедни. Снег, собранный в ночь на Крещение со стогов, использовали для исцеления разных болезней; считалось также, что только с его помощью можно выбелить весь холст, как следует; крещенский снег бросали в колодцы в надежде, что он даст влагу земле, если летом не будет дождя. Богоявленскую свечу хранили в течение года и зажигали во время грозы для предотвращения пожара. В Сургутском крае большую предохранительную силу от нечистых духов приписывали свече, которую приносили вместе со святой водой со службы в крещенский сочельник. Эту свечу еще в церкви опускали в воду и так в воде и держали все время. В день первого выгона скота в поле кусочек этой свечи прикрепляли коровам между рогов, а коням – под гриву или под чёлку; считали, что эту скотину не тронут ни леший в лесу, ни водяной в воде.

По народным представлениям, ребенок, окрещенный в Крещение, должен стать очень счастливым человеком. А тот, кто хочет стать счастливым и богатым или приобрести шапку-невидимку, должен одеться во все новое и во время крещенского водосвятия зарыться в копну сена, накошенную абсолютно новой косой в ночь на Ивана Купалу, собранную новыми граблями и переношенную на новых носилках. Подойдя к этой копне, нечистый начнет выманивать смельчака оттуда разными обещаниями, но выходить можно только тогда, когда черт даст шапку-невидимку, иначе он может задавить человека вилами. По другим рассказам, нужно не залезать в копну, а в ночь на Крещение или во время водосвятия обойти ее «благословясь», т.е. с молитвой, и очертить огарком первой лучины, зажженной осенью, или начать поджигать сено. В этой ситуации нечистые, любящие сидеть в «ивановских копнах», за отпуск исполняют все желания. Еще один способ разбогатеть или получить желаемое связывает три календарных праздника: Васильев вечер, Иванов день и Крещенье. В ночь на Ивана Купалу нужно пойти в лес и около куста папоротника зачертиться васильевским огарком; дождавшись в полночь расцветания папоротника, нужно сорвать цветок и нести домой молча, не оглядываясь и не обращая внимание ни на какие видения, попадающиеся по дороге. Ночью же следует отнести цветок в церковь и положить под престол, где он должен находиться до Святок. А когда настанет день Крещения, и все пойдут из церкви на «иордань», нужно зайти в алтарь, вытащить из-под престола цветок и идти с ним к реке. Вот в этот-то момент и должен появиться нечистый и начать выпрашивать папоротниковый цвет, за который даст какое угодно богатство и все, что ни пожелает добытчик цветка.

 

Гадания


Молодежь в крещенскую ночь проводила последнюю святочную вечёрку с песнями, гаданиями и другими развлечениями; в Тверской губ. эта посиделка получила название «солодкого», т.е. сладкого, игрища.

Крещенская ночь и богоявленская обедня были последними сроками святочных гаданий. Типичным крещенским гаданием девушек о замужестве было хождение за «тихой» или «молчальной» водой в 12 часов ночи: на реке зачерпывали воду ведрами или набирали ее в рот и старались донести ее до дома, не оглядываясь, молча. Со свойствами воды и снега в крещенскую ночь связаны, вероятно, гадания с замораживанием воды в ложках и «прополка снега»: « /…/ в сочельник, после заката солнца, девушки нагие выходят на улицу, полют снег, кидают его через плечо и затем слушают — в какой стороне послышится что-нибудь, в ту сторону и замуж выдадут». С обязательным подметанием пола в канун Крещения связано следующее гадание: «На Крещенье – пол подметешь, за окно выбросишь, где зазвенит колокольчик, туда и замуж идти». Характерны для этого времени были также гадания с кутьей (гадальщицы, захватив чашку горячей кутьи и, скрыв ее под фартуком или платком, бегут на улицу и первому попавшемуся мужчине швыряют в лицо кутьей, спрашивая его имя.), с бросанием башмачка, слушанье на чердаке, под матицей и на подворотне, «страшное» гадание с зеркалом.

 

Смотрины

 

К празднику Крещения во многих местах России еще в конце ХIХ в. приурочивался обычай смотрин девушек, достигших брачного возраста – «невест» или «славушниц». Обряд назывался «дивьи смотрины», «выбор невест», «большой смотр невест», «на глибке стоять» (глибка – возвышение из глибок – комьев снега) «подольницы смотреть».

В день Крещения вся молодежь одевалась в свои лучшие наряды, девушки белились и румянились. По случаю обряда «выбора невест» в более крупные местные центры на праздничную службу и водосвятие съезжались из соседних деревень «славушницы» и парни, намеревающиеся жениться в новом году.

Присматривание «невест» начиналось еще во время службы в церкви. В с. Никольском Кадниковского уезда Вологодской губернии после обедни весь народ, образуя две сплошные стены по главной дороге, ведущей к «иордани», наблюдал, как «славушницы» ехали в санях на водосвятие: в каждых санях сидело по две девушки; сбруи лошадей, идущих одна за одной, украшались, как на свадьбе. Не доезжая до «иордани», все сани устанавливали в каре, а девушки вставали в санях. В ряде уездов Новгородской губ. во время водосвятного молебна «невесты» стояли на горе или на высоком месте на реке, а парни – под горой. Непосредственно смотрины происходили после возвращения с «иордани» и обеда. В некоторых местах девушки в сопровождении матерей катались на санях по городской площади; в других – на реке около «иордани» или около церковной ограды девушки становились в один длинный ряд или в несколько рядов, а «женихи» прохаживались между ними. Помимо парней «невест» высматривали их родители, а в некоторых местных традициях несколько «женихов» рассматривали «невест» под руководством пожилой женщины, выполнявшей функцию эксперта по рукодельным качествам девушек.

В Вологодской губернии для главного этапа смотрин «славушницы» надевали по 5-6 рубах с вышитыми подолами (только нижняя рубаха была украшена лишь двумя красными полосами); далее надевали сарафан, а на него – три или четыре передника с обильной вышивкой. Поверх всей одежды надевалась овчинная шуба, опушенная мерлушечьим мехом и крытая синим сукном. Подойдя то к одной, то к другой девушке, стоящей неподвижно, пожилая женщина, раздвинув полы шубки, демонстрировала «женихам» вышивку и кружева, украшающие передники и рубахи, поднимая все детали костюма один за другим до рубахи с красными полосами на подоле.

На смотринах оценивались не только внешние качества «славушницы» (рост, полнота, красота) и ее умение прясть, ткать, шить, вышивать, плести кружева, что обнаруживалось при просмотре надетых на девушку нарядов; при выборе «невесты» уделялось внимание и ее здоровью. Помимо внешних данных, критерием здоровья девушки являлись теплые руки: матери «женихов» брали «невест» за руки, которые во все время смотрин (около 2-3 часов) оставались голыми, без рукавиц. Зябкую девушку, то есть с холодными руками, считали не подходящей для брака.

Смотрины в Крещенье, наряду с другими обрядами и развлечениями святочного периода – гаданиями, ряженьем, посиделками с песнями, играми и ухаживаниями, – являлись элементом предсвадебной обрядности, направленной на формирование брачных пар нового сезона. Приуроченье смотрин как начального этапа сватовства к концу старого или началу нового года (в некоторых местных традициях зимние «выборы невест» происходили перед Святками, в течение их или сразу после Святок на беседах) демонстрирует непосредственную взаимосвязь календарных ритуалов и обрядов жизненного цикла.

После Крещения начинался «мясоед» – время свадеб.

 

Источники и литература:

Антология — Крещение Господне.

Энциклопедия — Крещение Господне.

Коринфский А.А. Народная Русь. М., 1995.

Крещение Господне на сайте Русского этнографического музея.

Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994.

Рабинович М.Г. Очерки этнографии русского феодального города: Горожане, их общественный и домашний быт. М., 1978.

Шангина И.И. Русские праздники: от святок до святок. СПб., 2004.