Политико-пропагандистская акция, имеющая и праздничное значение, проводившаяся по инициативе Временного правительства в 1917 г.

Первая мировая война стала тяжелым испытанием для экономик воюющих стран. В 1914 г. ежедневные военные расходы Российской империи достигли 16,3 млн. рубл., в 1915 г. – 26,2, в 1916 г. – 22,4, в 1917 г. – 55,6. Средств для пополнения бюджета катастрофически не хватало. Одним из способов решения экономических проблем стал выпуск особых военных займов. Всего за время войны в России было выпущено 7 займов на сумму около 10,5 млрд. рубл., что составляет 33% общей суммы средств, полученных на внутреннем рынке; кроме того правительство прибегло к выпуску краткосрочных обязательств на сумму 5,2 млрд. рубл.

Аналогичные государственные займы выходили в России с эпохи Екатерины II, отличительной особенностью именно этих выпусков стала попытка привлечь к покупке ценных бумаг рядовое население. Для этого была развернута широкая пропагандистская кампания, выраженная в выпуске многочисленных патриотических плакатов, призывающих к приобретению займов.

После Февральской революции среди множества острейших проблем, вставших перед Временным правительством, видное место занимал вопрос о дальнейшем финансировании участия России в первой мировой войне. Огромные надежды в этой связи новая власть возложила на проведение «большого национального займа у свободного русского народа». Путем привлечения к подписке самых широких слоев общества новая власть рассчитывала не только получить необходимые денежные средства, но и значительно укрепить свое политическое влияние в стране.

Состоявшийся 27-го марта 1917 года официальный выпуск займа, далеко не случайно названного «Займом Свободы» ознаменовал начало «колоссальной пропагандистской кампании», имевшей ярко выраженную политическую окраску и милитаристскую направленность.

Петроградский журналист Н.Н. Суханов писал: «Шум из-за „займа свободы“… был поднят невероятный. Агитация, устная и печатная, шла, как при больших парламентских выборах: в ней участвовал даже святейший Синод. Большая пресса, ежедневно печатая массу аршинных плакатов, статей, заметок, информации, решительно запрещала кому бы то ни было сомневаться в том, что „заем свободы“ – это экзамен нашей политической зрелости, испытание нашего патриотизма, проба нашей любви к свободе»...

Выпуск «Займа Свободы», который сопровождался специальным воззванием Временного правительства и обращением Думы, вызвал огромный общественно-политический резонанс. В считанные дни поддержка или осуждение займа стали не только одним из проявлений социально-политической борьбы, показателем «накала революции», но и своего рода лакмусовой бумажкой, раскрывая отношение к войне и правительственному курсу различных партий и движений, общественных объединений и органов революционной власти, социальных и профессиональных групп.

С полным одобрением встретила «Заем Свободы» партия кадетов, печать которой еще в начале марта развернула его активную пропаганду. С небольшими заминками и определенными оговорками партийного порядка, но, тем не менее, довольно активно поддерживали Заем эсеры и меньшевики.

Последовательную и бескомпромиссную позицию, осуждавшую заем, с самого начала заняла лишь партия большевиков. 

«Не свободу, а дальнейшее закрепощение принесет этот заем народу, – писала „Правда“ 10 марта. – Он даст возможность буржуазии продолжать кровавую бойню, затеянную во славу капитала. Ни одной копейки не дал пролетариат добровольно на это дело, не даст и в настоящее время, но тем сильнее поднимет свой мощный голос за немедленное прекращение войны». 

Разъясняя характер этой акции Временного правительства, Г.Е. Зиновьев в статье «Заем неволи», напечатанной в мае рядом большевистских изданий, утверждал: «Заем свободы есть на деле заем кабалы, заем неволи. Он затягивает войну, а затяжка войны ставит под вопрос все завоевания революции». 

Резко отрицательную оценку давали в большевистской печати также В.И. Ленин, Н.И. Бухарин, И.В. Сталин, Г.И. Ломов (Оппоков) и другие видные деятели партии.

Несмотря на возникшие разногласия среди различных политических партий, кампания по популяризации Займа набирала все большие обороты, и весной 1917 г. охватила всю страну. В рамках ее проводились лекции, митинги, распространялись брошюры, воззвания, листовки, публиковались призывы в периодических изданиях, и даже выпускались «кинематографические пьесы» и граммофонные пластинки.

Одной из наиболее действенных форм пропаганды, практиковавшейся в крупных городских центрах, являлись так называемые Дни (Праздники) «Займа Свободы».

Впечатляющими по своему размаху и результатам были эти праздники, проведенные в столицах. Первый из них состоялся в Петрограде 25 мая и был дополнительно обозначен еще и как «День художника».

Газеты писали: «Сотни разукрашенных автомобилей и экипажей подвозят деятелей искусства, которые затем рассыпаются по всему городу для агитации в пользу „Займа свободы“. Около 2-х часов все группы… соединились вместе и продефилировали мимо Мариинского дворца, где заседало Временное правительство». Празднование объединило представителей самых разных художественных организаций и объединений: Союза деятелей искусства, «Мира искусства», кубистов, футуристов и т.д. 

Праздник оправдал возложенные на него ожидания. «Тянулись тысячи рук с кредитками, с драгоценностями, с обручальными кольцами. Военные снимали с себя знаки отличия, простые женщины, возвращаясь из „хвостов“, отдавали хлеб, сахар и прочее, добытое с таким трудом. Многое сейчас же продавалось с аукциона за неслыханные цены», – так описывает энтузиазм толпы газета «День».

Закончился день «Займа Свободы» проведением в Мариинском театре большого митинга-концерта с участием известных представителей творческой интеллигенции, членов Государственной думы, других видных общественных деятелей. В этот день подписка на заем в Петрограде достигла 75 млн. руб. (по стране во второй декаде мая подписка на заем составляла в среднем около 20 млн. руб. в день).

В Москве «Праздник революции», приуроченный ко Дню «Займа свободы», был устроен на ипподроме, оформленном «красивыми панно, иллюстрирующими события революции, и плакатами, картинами, и ярко разукрашенными эстрадами, буфетами, ресторанами, киосками».

В дальнейшем подобные «Дни» проводились в Петрограде и Москве регулярно один-два раза в месяц. С июня они переросли в «двухдневки», а затем в «трехдневки». Их результаты с каждым разом снижалась, хотя власти и «революционная демократия» проявляли изобретательность, стараясь поддержать интерес к займу. В Петрограде 26 – 28 июля на «трехдневке» распространялись миниатюрные гипсовые бюсты «рыцаря революции» – Керенского, весь сбор от продажи которых шел, естественно, в фонд «Займа Свободы». Последний раз «трехдневки» прошли одновременно в обеих столицах 30 сентября – 2 октября. По сообщениям печати, подписка в эти дни составила в Петрограде – 35 млн. руб., в Москве – 20 млн.

В провинции мероприятия «Займа свободы» были проще и скромнее, хотя также включали уличные шествия с оркестрами и транспарантами, благотворительные концерты, устройство лотерей и кружечных сборов, выпуск газет и листовок.

В двадцатых числах июня «Праздник Займа Свободы» состоялся в Вятке. Несмотря на попытки большевиков воспрепятствовать его проведению, подписка в этот день достигла огромной для провинциального центра суммы – свыше 1 млн. рублей. По сообщению «Торгово-промышленной газеты» (1 июля), «с большим успехом» прошел 29 июня «День Займа Свободы» в Пятигорске.

«С честью выдержанным экзаменом на патриотизм» именовала печать аналогичное мероприятие, проведенное 20 июля в прифронтовой Риге. Как отмечал управляющий рижским отделением Государственного банка А. Квецианский, подписка в 1,6 млн. руб. состоялась в этот день благодаря усилиям кредитных учреждений, театральных трупп, кинематографа, исполкома Совета солдатских депутатов, редакций местных газет и общественных организаций.

По свидетельству писательницы М. Шагинян, 28 июля в курортном Кисловодске был проведен благотворительный, в фонд займа, "торжественный концерт", билеты на который стоили «аховые» деньги, так как в нем участвовало «много знаменитостей» – Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Сергей Рахманинов.

Аналогичные празднично-пропагандистские мероприятия прошли также в Воронеже, Ярославле, Пскове, Ростове-на-Дону, Одессе и других городах.

В.П. Аников вспоминал об организации и проведении мероприятий, связанных с займом, в Екатеринбурге: «Мне пришла в голову довольно удачная мысль: устраивать в день праздника на улицах и в общественных местах лотереи „Займа Свободы“. Я предложил делать это так: продавать из ордерной книжки сто пронумерованных билетов по одному рублю. Когда все сто билетов оказывались распроданными, то при помощи мешка с бочоночками от лото разыгрывали одну сторублёвую облигацию „Займа Свободы“. А так как её выпускная цена была назначена в восемьдесят пять рублей за сто, то от каждой облигации оставалась прибыль в пятнадцать рублей, каковую и решили направить на благотворительные цели. Проект был принят и в день праздника имел большой успех. Сам же праздник состоял в том, что у каждого банка был устроен разукрашенный киоск, из которого продавали лотереи „Займа Свободы“, принимали подписку на более крупные суммы и тут же разыгрывались сторублёвые облигации. Надо сказать, что лотерейные билеты брались нарасхват; покупавшая их публика здесь же ожидала розыгрыша, толпясь около киосков, и через каких-нибудь полчаса облигация уже передавалась счастливцу под одобрительные возгласы собравшейся толпы. Днём же, в целях рекламы праздника, по городу ездил кортеж из экипажей, украшенных цветами и флагами. Вечером клубный сад был переполнен. Вместо киосков были расставлены многочисленные столики, где торговля билетами шла очень бойко».

В Омске День «Займа Свободы» прошел в воскресенье 18-го июня 1917 года. В 9 часов утра части войскового гарнизона оповестили население о наступлении праздника. Многие дома к этому времени уже были украшены флагами и транспарантами с надписями, призывающими к подписке. В храмах всех исповеданий проходили молебны в честь этого дня, после которых началась «подписка и сбор пожертвований деньгами и ценными вещами на нужды Отечества». Об исполнении долга перед Родиной напоминал и кортеж автомобилей, передвигающийся по главным улицам города. Специальные комиссии направлялись с «летучими визитами» по частным квартирам с предложением подписаться на Заем Свободы. В банках, в городской управе, садах, кинематографах, театрах широко развернулась подписка и продажа облигаций «Займа свободы». В середине дня на площади позади здания Судебных установлений состоялся общий митинг, где собрались войсковые, общественные, партийные, профессиональные организации и летучие отряды, крестьяне, рабочие, служащие, чиновники, учителя, врачи и др. С 6 часов вечера в саду «Аквариум», на Любинском проспекте, на Дворцовой оживленно шла «американская лотерея», выигравшем в которой считался тот, кто последним положит на кон самую крупную сумму. Нередко стоимость вещей доходила до небывалых высот. Например, рубль, отданный крестьянином, обрел хозяина за 250 руб., несколько аршин шерстяной материи ушло за 4262 руб., поросенка продали за 98 руб., торги за петуха остановились на отметке в 150 руб. Оживленно шла лотерея-аллегри (подобие моментальной лотереи) на Почтовой площади, сопровождавшаяся продажей пожертвованных вещей. Здесь золотые пять рублей были куплены за 180 руб., а серебряная ложка стоила в этот день около 100 руб. Омичи жертвовали украшения из золота и серебра, отдавали ложки, часы, браслеты, портсигары и даже снимали с себя нательные кресты. Среди горожан в День Займа Свободы были и «отличившиеся». Купец Мягков у Городского театра подписался на 150 тыс. руб. Узнав о большом взносе, толпа начала его качать. После чего Мягков решил купить облигаций еще на 100 тыс. руб. Свой вклад внесли и кредитные учреждения Омска: Русско-Азиатский банк на займ выделил более 1 млн. руб., Государственный банк – около 300 тыс. руб., Общество взаимного кредита – 200 тыс. руб.

В течение дня выступали бродячие труппы актеров и музыкантов, а вечером (около 9 часов) в Городском театре и Общественном собрании состоялись платные концерты «при участии местных музыкальных и артистических сил». У киосков подписки до часу ночи стояли огромные толпы людей, желавших подписаться на Займ.

Корреспондент газеты «Омский вестник» в номере за 20 июня 1917 года отмечал, что «День удался на славу. Все прошло концертом. Можно без преувеличения сказать, что это был день всенародного патриотического порыва». Результаты праздника превзошли ожидания: всего в Омске было продано облигаций на сумму 8 958 800 руб.

В городах Среднего Поволжья «Дни Займа Свободы» прошли довольно скромно: в Симбирске 27 мая была прочитана специальная лекция, а в Самаре 10 июля состоялось собрание, на котором выступали приехавшие из Петрограда докладчики и проводилась подписка, давшая более 7 тыс. руб.

Однако такая активная пропаганда и поддержка займа продолжались недолго. Несмотря на то, что по числу подписчиков, общее количество которых достигло, вероятно, 1 млн. человек, «Заем Свободы» не оправдал экономические надежды Временного Правительства. С начала июля подписка стала падать буквально с каждым днем. Июльские события в Петрограде, провал наступления на фронте, «усиление разрушительных тенденций и анархии», рост «аграрных беспорядков» – все это значительно снижало авторитет Временного правительства, порождало глубокие сомнения в способности власти овладеть положением, оказывало большое влияние на распространение настроений безысходности, политической апатии. Закономерно, что на этом фоне реализация займа фактически прекратилась.


Источники и литература:


Аничков В.П. Екатеринбург — Владивосток (1917 — 1922)

Бедный Д. Заем

Лапшин В.П. Художественная жизнь Москвы и Петрограда в 1917 г. – М., 1983.

Парнис А. Против войны. Об одном эпизоде из биографии поэта (Об участии В. Хлебникова в «Дне Займа Свободы»)

Семенова Е.Ю. Культура Поволжья в годы первой мировой войны (1914 – начало 1918 г.). По материалам Самарской, Симбирской, Пензенской и Саратовской губерний. – Самара, 2007.

Сталин И.В. Две резолюции

Страхов В.В. «Заем Свободы» Временного Правительства // Вопросы истории. 2007. № 10. С. 31 – 45. 

Страхов В.В. Кампания «Займа свободы» Временного Правительства (по материалам Рязанской губернии) // Историко-культурное наследие. Памятники археологии центральной России: охранное изучение и музеефикация. Материалы науч. конференции. Рязань, 1994

Суханов Н.Н. Записки о революции. В 3 т. – М., 1991.

Рахмангулова О.М. День «Займа свободы» в Омске // Молодежь третьего тысячелетия: ХХХ региональная научно-практическая студенческая конференция. — Омск, 2006.

Шигалин Г.И. Военная экономика в первую мировую войну. – М., 1956.