Аграфена Купальница (Агриппина-купальница; Аграфена лютые коренья) — народное название дня памяти святой мученицы Агриппины. Отмечается 23 июня /6 июля.

В русской народной традиции день Аграфены Купальницы открывал собой цикл празднеств летнего солнцестояния, продолжавшихся до Петрова дня (29 июня/12 июля). Обрядовые действия, происходившие в этот день, являлись своеобразной прелюдией к обрядам следовавшего за ним Иванова дня. Предполагают даже, что свое народное прозвище святая Агриппина получила именно потому, что день ее памяти как раз приходился на канун дня Ивана Купала.

Впрочем, некоторые обычаи и обряды, связанные с этим днем, позволяют заключить, что святая могла получить эпитет «Купальницы» и сама по себе. Так, в день Аграфены Купальницы впервые после долгой зимы разрешалось купаться в реках, ручьях, прудах и озерах. Люди верили, что в этот день Бог опускает в воду тепло, а Иоанн Креститель очищает водоемы от ведьм, водяных, змей и другой нечисти, оскверняющей их. Кроме того, считалось, что вода в этот день получает от солнца живительную силу, полезную для людей. В этот день крестьяне не только купались в реках и озерах, но также и обливали друг друга водой из колодцев.

В этот день снимался запрет на сбор цветов и трав с магическими и лечебными целями. До Аграфены Купальницы этого нельзя было делать, так как, по поверью, на растениях обитали души предков, находившиеся на земле в период между Пасхой и Троицей. Собирали крапиву, шиповник и другие колючие растения, клали в кучу и прыгали через них не только люди, но и рогатый скот, чтобы воспретить русалкам, лешим, ведьмам и злым духам доить молоко, которое, по мнению народа, засыхает у коров после их доения. Молодежь же собирала для гадания букеты из 12 трав, старалась найти «иваньковский» цветок иван-да-марья.

В день Аграфены Купальницы, так же как и на Ивана Травника, лихие мужики и бабы, в глухую полночь, снимали с себя рубахи и до утренней зари разыскивали тайные коренья и искали в заветных местах спрятанные клады.

Знахари же, ложась спать, непременно читали самодельные молитвы, приуроченные к этому дню, как к кануну Ивана Купалы. Вот образец таких молитв, записанных в Тамбовской губернии: «Лягу я помолясь, встану я перекрестясь, умоюсь иорданскою водою, утрусь духо-верною травою (духовною, или духоверною травою называется лен и конопля), пойду на восточную сторону. На восточной стороне стоит соборная церковь, войду я в эту церковь, Богу помолюсь, Ангелу доложусь, Ангел донесет Саваохву, Саваохв донесет Христу, Царю Небесному». Или, например, «Буде верой ли раб Божий молиться, – говорится в одной такой молитве, – о грехах ли ты душа каешься, то душу твою я облачающе, душу твою я навещу и дом твой просвещу».

В день святой Агриппины начинали ломать банные веники. Для этого использовали не только ветки березы или дуба, но и других лиственных деревьев: ольхи, черемухи, ивы, липы, смородины, калины, рябины. Считалось, что веники, связанные в этот или в Иванов день, обладают повышенной целительной силой.

Иногда, веники делали из различных пород лиственных деревьев и растений, так что в каждый веник входит по ветке: от березы, ольхи, черемухи, ивы, липы, смородины, калины, рябины, и по цветку или разных сортов (крапивы, лютика, папоротника, богородицкой травы, ивана-да-марьи, ромашки, мяты и полыни). Это были своеобразные ритуальные веники: одними из них обряжали недавно отелившихся коров, другие перебрасывали через головы или бросали на крыши бани, с целью узнать будущее (если веник упадет вершиной к погосту, то бросающий умрет, а если не вершиной, то останется жив).

Обрядовое значением имело и мытье в бане. Пол бани в этот день могли выстилать травою купальницей (лютик). Парились же как свежими березовыми, так и особыми вениками, связанными из целебных трав, веря что они по завету Аграфены-купальницы изгоняют всю телесную нечистоту.

И день, и вечер дня святой Агриппины сопровождался различными обрядами и ритуалами.

Ритуальным «начином» праздника служил сбор всех женщин поселения. На закате солнца, после бани одна из женщин выходила на улицу и кричала: «Сегодня — Купальна, завтра — Иван!» и запевала. К ней подходили другие женщины, обычно девушки и молодки, реже — подростки и старухи. Объединившись в группу, они выходили за деревню, где иногда встречались с жительницами соседних сел и деревень, и вместе с ними шествовали вдоль полей по дорогам, взбирались на холмы. Хождение сопровождалось пением «иванских» или «купальских» песен, исполнявшихся только во время купальского цикла праздников (Иван Купала):

«Ездил Иван по вулице,
Сбирал девок на гулянья,
Молодушек на Купальню.
Пока млада собиралась,
Пока у свекрови допрошуся,
Покуль свекру доложуся,
С милым ладом сговорюся,
Пока млада собиралась,
Все гулянья миновала.
Все цветочки посорвали,
Всю купальню притоптали»
.

Не выйти на улицу вечером в день Аграфены Купальницы считалось большим позором для девушки или молодой женщины. Односельчанки могли публично осмеять оставшихся дома — им пели корильные песни:

«Иван ходит по вулице,
Собирайтесь девки, бабы,
Собирайтесь на Купальну
Да кто пойдет — красавица,
Кто не пойдет — пень-колода
На дуб лезет, сучья ломит,
С дуба лезет, кору дерет,
Домик строит, крышу кроет»
.

Ритуальный начин, основными участницами которого были молодые женщины и девушки, свидетельствовал о их руководящей роли в ряде обрядов купальского цикла (Иван Купала). Отсюда осмысление праздника Аграфены Купальницы, а также Ивана Купалы, как женского/девичьего праздника, что нашло отражение и в фольклоре:

«Как у нас в году три праздника:
Первый праздник Семик честной,
Другой праздник Тройцын день,
А третий праздник Купальница»
.

или

"Березонька скрипела,
Всем девушкам кликала:
«Святая Купальница,
Всем девкам племянница!». 

В функции девушек и женщин входили ритуальные обходы полей, деревень, домов, изготовление обрядовых блюд — каши и кулаги — и совместная трапеза, происходившая обычно в ржаных полях (Иван Купала).

В Нерехотском уезде (Костромской губ.) девушки устраивали накануне праздничного дня у одной из подруг толокчи в ступе ячмень, и это толчение сопровождается веселыми песнями. На другой день из него варили кашу (кутью), и съедали ее вечером с коровьим маслом; потом девушки брали передние колеса телеги с осью и оглоблями, возили сидящих на оси по селению и полям, распевая до утренней росы, и, в заключение, умывались росою, думая, что она приносит здоровье.

Очень оригинален, например, обычай, наблюдаемый в прошлом в окрестностях города Кириллова. В этот день все девушки, взрослые и подростки, расхаживают в своих лучших нарядах по домам и говорят: «Умойте», что означает, дайте что-нибудь из девичьих украшений: серег, ленточку, бус и проч.

В Сибири день Аграфены Купальницы особо почитался больными женщинами, они, по свидетельству очевидцев, «обещаются не робить в этот день».

В Вологодской губернии день святой Аграфены кое-где вызывает усиленное внимание к нищей братии, для которой среди деревни (например, в деревне Филяеве) ставились столы с постными яствами. Нищих туда иногда приходило человек до 300, и все они ели за счет деревни.

Вечером дня Аграфены-купальницы девушки и парни собирались на берегах рек или озер и устраивали трапезы, главными блюдами которых были каша и яичница. Трапеза заканчивалась общим весельем молодежи, продолжавшимся до самого утра.

Праздник сопровождался особыми песнями, например,

Я по цветикам ходила,
По лазоревым гуляла,
Цвета алого искала.
Не нашла цвета алого,
Супротив мою милого.
Эх, мой миленький хорош,
Чернобров, душа, пригож.

В западных и юго-западных губерниях Европейской России в течение всего дня деревенская молодежь по крестьянским дворам собирала дрова, солому, бочки из-под дегтя для разжигания костра, называвшегося ивановским, купальским, купайлой. Костры устраивали на возвышенных местах по берегам рек, озер, прудов или на перекрестках дорог. Прямо на земле или на деревянном помосте, козлах, втыкали длинную, до 10 – 15 м, жердь с поперечными перекладинами, на верху которой закрепляли колесо (дегтярную бочку или корзину). И колесо, и перекладины обматывали пучками соломы, а затем все это закладывалось дровами и хворостом. Каждая деревня старалась сделать свой костер более ярким и более высоким, чем костер соседей. Сигналом к его зажиганию служил заход солнца, а вместе с ним и наступление Ивановой ночи, как считалось, таинственной и полной чудес.

 

Литература:


День Аграфены Купальницы (Купальщицы) на сайте Российского этнографического общества.

Максимов С.В. Нечистая, неведомая и крестная сила. СПб., 1994.

Терещенко А.В. Быт русского народа. Ч. 1. М., 1999.

Шангина И.И. Русские праздники: от святок до святок. СПб., 2004.